Имеют право жить

3 мая 2018
0
427

На улице с нежным названием Березовая находится приют для бездомных собак. Организован он волонтерами, руководит Асель Садыкова. В рабочее время девушка в офисе, в свободное – спасает животных. Милая, хрупкая, похожая на школьницу, она легко и смело справляется с десятком бродячих псов. Удивительно, но измученные и озлобившиеся четвероногие здесь меняют характер и начинают радоваться жизни. Асель уверена: их согревает не еда и кров, которого у них никогда не было, а любовь.

Началось с простого – она подкармливала бездомных животных. В полиэтиленовом пакетике носила с собой ливерную колбасу и хлеб, угощала дрожащих котов, греющихся в подъездах в лютый холод, дворняжек, побирающихся возле мусорных контейнеров. Ей хотелось обогреть каждого, но возможности не было – вместе с родителями живет в обычной квартире.

Идея пришла неожиданно. Создала страницу в Сети «Имею право жить. Общество волонтеров». Через интернет стала активно искать единомышленников, готовых помочь приобрести тот же пакетик с ливеркой или просто прийти помочь. Такие люди нашлись, а на страничке появились записи: «Благодарим сердечно за корм для собачек и также за неоднократную помощь!», «Наша подопечная уехала в новую семью, теперь будет жить в квартире. Мы безмерно благодарны за доброту и отзывчивость!»

Многие брошенные животные погибают в первую же зиму, остальные пополняют ряды бездомных. Сколько их всего в городе – точно не скажет никто. Тема то и дело поднимается на страницах СМИ, но пока проблемой занимаются в основном волонтеры.

Асель вместе с ребятами каждый день выходит на поиски бездомных собак и кошек. Большинство из них с травмами. Этих сразу везут в ветеринарную клинику, лечат, стерилизуют и стараются пристроить. Если питомец находит дом и новых хозяев – значит победа.

Сейчас здесь 28 собак. Пока их на свои средства содержат сами ребята, вместе арендовали старую дачу. Вольеров нет, живут хвостатые в бывшем курятнике, но рады и этому. Каждый день число жильцов увеличивается, девушки подбирают с улицы питомцев сами, или им их привозят. Грязных и голодных сначала откармливают. В первые дни они все рычат, отгоняют от своей миски, не верят, что завтра вот так же накормят.

В день на всех обитателей уходит 100 литров каши, сваренной на костном бульоне, несколько пакетов сухого корма, но и этого не хватает.

– Помощь нужна любая, нужен корм, лекарства, – поднимая с земли дворнягу, говорит Асель.
Собаки рады гостям, виляют хвостами, обнюхивают, стараются обнять грязными лапами, ведь с утра моросит дождь.

Чтобы не испачкаться, Асель предлагает надеть куртки, но мы отказываемся – они пропахли собаками.

– Ну как вы хотели, – удивляется она. – Если люди без определенного места жительства начинают источать неприятные запахи, что говорить о дворнягах.

Платят за дачу 60 тысяч тенге, 20 отдает лично она, оставшуюся сумму – другие волонтеры. Но рады и этому, многие, узнав, что на территории будет собачий приют, сразу отказывались. Пока живут. Что будет дальше, не думали, на это просто не хватает времени.

Помощники им нужны, ведь каждый питомец хочет внимания. Не обязательно, чтобы с ним персонально возились, достаточно, если просто погладят по лохматой голове и скажут ласковое слово.

У каждой собаки своя история и свой характер. Есть и задиристые, кто сразу определил лидирующее положение. Как правило, это собаки постарше. Малыши ни о какой иерархии пока еще не догадываются, весело бегают след в след за своими покровителями и доверчиво заглядывают в глаза в надежде, что их снова возьмут на руки, им больше других хочется тепла и ласки.

Кличек собакам не дают принципиально, надеются, что новые хозяева все-таки найдутся и сами их назовут. То, что животные готовы к новой жизни, волонтеры не сомневаются, и это притом, что каждое действительно пострадало от людской жестокости. Над одной из дворняг поиздевались так, что после травмы головы ослепла. У многих были повреждены лапы, но девушки выходили каждую. И теперь учат четвероногих друзей снова доверять людям.

То, что собак нужно спасать и давать им шанс на жизнь, считают не все.

– Представляешь, если тебя окружит стая собак, как ты отобьешься? – язвительно обрисовывала картину одна из знакомых. – Истреблять их надо и все, от них одна антисанитария.

Разговор на эту тему зашел, потому что перед светофором сидел большой лохматый пес. Смотрел на дорогу и вместе с людьми ждал, когда поток машин остановится. Знакомая смотрела злобно на ничего не подозревающую, разумную собаку и дышала в ее сторону ненавистью.

– Сидит, а ее бы на живодерню, – не успокаивалась она.

Пес читать мыслей не умел, да если бы и понял, вряд ли бы ответил. Он дождался зеленого света светофора и вместе со всеми стал переходить широкую дорогу.

Пожалуй, единственный пункт, на котором сходятся, да и то с оговорками, мнения противников и защитников бездомных животных – программа стерилизации. Но на это у государства не хватает денег.

– Их хватает на яд, которым убивают животных, – с дрожью в голосе говорит Асель. – Собак отстреливают ядовитыми пулями, а потом они на глазах у детей умирают мучительно. Агония может длиться несколько часов. А мы хотим, чтобы наши дети были добрыми и не убивали друг друга.

В Круглоозерном создан настоящий крематорий. Место, где бездомных собак и кошек сжигают живьем. Местные знают, но почему-то предпочитают молчать.

Некоторых мы спасаем, буквально вырываем из рук извергов, но получается не всегда. Если удача, на сайте снова появится хорошая новость: «Мы забрали малышей из камеры смертников. Спасибо огромное Валентине за предоставленный транспорт и девушкам Оксане и Светлане за помощь. Если кто-то хочет познакомиться, пообщаться, а то и подарить дом малышу, ждем вас в гости!»

Совсем недавно Асель написала второе письмо в Ассоциацию по защите животных «ИНУКОБО», она находится в Астане. Там ее поддерживают юридическими советами и обнадеживают, что, может быть, совсем скоро все изменится. В столице и Алматы бродячих животных уже не убивают, а стерилизуют и чипируют. Возможно, совсем скоро так будет и в Уральске.

– Значит и у нас станет как в Турции, чипированных собак начнут отпускать или передавать в приют ждать хозяев. Если есть чип, значит собака стерилизована и привита.

В одной из телепередач показывали диалог чиновников. Говорили долго и громко, спорили о том, что делать с бездомными собаками. К общему знаменателю – куда девать бродячих животных – к сожалению, так и не пришли.

Наиболее активный кричал, что стерилизованных собак будут возвращать на улицы, затем их будут брать из приютов добрые люди, откроются частные приюты, богатые люди обеспечат им пожизненное содержание. А кто-то из сидящих в зале тихо добавил: «А еще у них будут отрастать крылья, и они будут просто улетать».

Фото Ярослава Кулика и из архива А. Садыковой

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top