И отступила старина… Пионерам уральского пароходства посвящается…

8 мая 2014
0
1143

(Продолжение. Начало в №18)

Доходный дом Ванюшиных на Казанской площади. Фото рубежа XIX-XX вв.

Учитывая, что Уральское войско находилось в ведении военного министерства, предприниматели обратились в него с целью оказать помощь в разрешении вопроса. Однако военное министерство отказалось вмешиваться, посчитав вопрос по Уралу внутренним делом казаков. Не найдя понимания в министерстве, Ванюшины обратились за поддержкой в Общество по содействию русской промышленности и торговли, действительными членами которого они состояли. 25 сентября Сергей Ванюшин выступил в комитете общества с докладом о развитии судоходства по Уралу. Предприниматель информировал собравшихся, что «несмотря на поученное разрешение, уральское казачество, опасаясь, что пароходство нанесет вред рыболовству, подало со своей стороны просьбу о не разрешении пароходства по Уралу и таким образом дело затормозилось». Докладчик просил «комитет ходатайствовать со своей стороны о разрешении предполагаемого пароходства по Уралу». Одновременно Ванюшин обратился к специалистам с просьбой дать научную оценку возможности нанесения ущерба пароходством размножению рыбы. Вскоре полученное заключение однозначно говорило о том, что пароходство в столь ограниченном виде не может нанести никакого ущерба. Общество отнеслось с сочувствием к предприятию Ванюшиных и решило поддержать их своим ходатайством пред высшей властью. В конце концов из военного министерства был командирован чиновник в Уральскую область для собирания сведений на месте. Пока чиновник собирал сведения, тема вызвала в столице большой резонанс. В прессе разразилась настоящая полемика. Началась она с публикаций в столичных газетах, вскоре перекинувшись в оренбургскую прессу. В ответ на столичные публикации в №7 «Оренбургского листка» неким противником пароходства, подписавшимся литерой «N», была опубликована большая статья. В ней автор поставил цель указать читателям якобы «настоящие пружины» проекта Ванюшиных. Ими, по мнению автора, являлось желание купцов полностью монополизировать перевозку грузов между Уральском и Оренбургом. Эту, единственную «корыстную», цель Ванюшины якобы прикрывали «разглагольствованиями об общеполезных целях», которые должно принести пароходство. Одновременно в статье была попытка очернить самих Ванюшиных и их бизнес. При всей тенденциозности этой анонимной публикации, в ней есть любопытная информация, проливающая свет на многогранную деятельность самих братьев Ванюшиных, о которой ныне мало что известно.

Бутылка из-под столового вина, выпущенного на ректификационном заводе Ванюшиных в Уральске. Музей «Старый Уральскъ».Ванюшины появились в Уральске после известного указа 1861 г., позволившего лицам иногороднего сословия селиться и вести торговлю на территории Уральского казачьего войска. Дела предприимчивых братьев, объединенных в единый торгово-промышленный консорциум, быстро пошли в гору. В Уральске предприниматели открыли винно-оптовый склад, целую сеть магазинов, лавок и трактиров, стали брать крупные подряды на строительные работы. В 1879-1884 гг. Алексей Ефимович Ванюшин построил по проекту архитектора И.А. Теца одно из красивейших зданий Уральска – Русско-киргизскую школу. Приблизительно в это же время на Казанской площади в центре города появился величественный доходный дом Ванюшиных, зримый символ зарождавшейся торговой корпорации братьев. В то время он был крупнейшим общественным зданием в городе. Торговые обозы и караваны Ванюшиных ходили в Хиву и Бухару, крупные конторы и склады предпринимателей открылись в Оренбурге, Илеке, Темире и Гурьеве. Дело быстро набирало обороты. Вскоре Ванюшины от торговли перешли к товарному производству и переработке зерна. Для этого были построены самые мощные и современные мельницы в Уральске, Иртецке и Илеке. Богатые казаки, занимавшиеся хлебным делом на войсковых территориях, конечно, всячески препятствовали набиравшему силу конкуренту. И тогда Ванюшины сделали неожиданный шаг. Они обратились к казахам, входившим в Уральскую область, но не подчинявшимся войску. Кинув силы на подъем целинных земель, лежавших вне казачьих пределов, за Уралом, Ванюшины, без преувеличений, стали пионерами освоения целинных земель Уральской области. Для этого они арендовали у казахов 2 000 десятин (2 180 га) целинных земель вдоль реки Утвы, построили в Илеке мощную паровую мельницу новейшего образца. Занявшись зерновым хозяйством, Ванюшины стали активно втягивать в него и степняков, прозорливо предвидя, что массовое распространение хлебопашества среди казахов многократно увеличит объемы производимого зерна и поднимет на новый уровень их «зерновую империю». Любопытно, что в своем сообщении в Петербурге на заседании Общества по содействию русской промышленности и торговли, Сергей Ефимович Ванюшин предсказывал, что пароходство, будучи видом нового дешевого транспорта, будет способствовать росту товарооборота зерна, чем принесет большую пользу зауральному казахскому населению, а именно: развитию земледелия и переходу к оседлому образу жизни. Для приема хлеба из степей братья предполагали построить на Урале несколько пристаней. В докладе С. Ванюшин подчеркивал, что «…Ввиду того, как много теряет край, не имея возможности пользоваться существующими в нём реками, могущими служить весьма удовлетворительными путями сообщения, считаем своим долгом заявить о необходимости возможного приспособления их к судоходству с целью увеличения богатства и благосостояния края, имеющих, конечно, значение для государства…». Деятельность Ванюшиных не прошла даром, посеянные ими зерна, взошли в начале ХХ века. Именно тогда казахи Приуралья стали превращаться в основных поставщиков зерна и проса на базары и ярмарки Уральска и Оренбурга. На рубеже веков уральские газеты писали: «Эти кочевники занимались не так давно лишь скотоводством да угоном лошадей. В недалеком прошлом к ним начало прививаться хлебопашество и теперь достигло значительного роста. Благодаря чему изменяется как внешний, так и нравственный склад киргиза».

Помимо известного дома в Западно-Казахстанской области сохранился и живой памятник деятельности Ванюшиных, о котором ныне все забыли. В конце 1870 годов у переправы джамбейтинского тракта через Барбашову речку (р. Барбастау) на пустой территории, взятой в аренду у казахов, братья заложили огромный сад на 4 000 яблонь. Рядом построили ветряную мельницу нового образца. При саде возник сельскохозяйственный хутор – ферма Барбашов. Сергей Ванюшин тогда не без гордости отмечал, что «это единственное европейское поселение во всей зауральской киргизской степи… это поселение побуждает киргиз к земледелию, ведь при этой мельнице мы покупаем у киргиз для обработки громадное количество проса». Мощное садоводческое хозяйство позволило Ванюшиным создать крупное и современное винодельческое производство. Фруктовые вина Ванюшиных неоднократно отмечались призами на всемирных европейских и даже американских выставках. Уже в советское время хутор Барбашов превратился в один из крупнейших хозяйств области – совхоз «Чаганский». Место, когда-то выбранное Ванюшиными для садов и плантаций, оказалось удачным, прямой наследник фермы – совхоз-гигант продолжил садоводческий почин основателей в гораздо больших объемах.

До Ванюшиных зерновое производство в Уральской области было в зачаточном состоянии. В относительно короткий срок им удалось создать целую отрасль, в которую входило выращивание и переработка зерна, его транспортировка, оптовая и розничная продажа в центральные регионы страны. Быстро растущее дело Ванюшиных требовало решения транспортных проблем, удешевления и увеличения грузопотоков на всем пути от Орска до Уральска. Транспорт в те времена здесь был только гужевой. Организация пароходства давала шанс отчасти решить эту проблему. Игра стоила свеч, и Ванюшины включились в борьбу с конкурентами. В ответ на обвинения они опубликовали в «Оренбургском листке» опровержение. Читая его почти полтора века спустя, невольно удивляешься логичности, грамотности и объективности предпринимателей, достойно возражавших своим конкурентам по всем пунктам обвинений. Конечно же, маленький пароход, движимый дровами и углем не мог истребить рыбные ресурсы реки, крошечные прибрежные пристани не могли уничтожить луга, а проблема необходимости развода летнего моста для прохождения парохода в Илеке была надуманной. Ванюшины открыто подвергали критике косность и невежество казаков: «Хотя польза пароходства признается теперь всем светом, тем не менее, благодаря замкнутости и своеобразному устройству экономического быта Уральской области, вопрос о пользе или вреде пароходства для приуральских казаков настолько же нов, как для китайцев вопрос о железных дорогах». Газетная полемика подняла и тему эффективности самого способа хозяйствования казаков на своей земле. А прогрессивным и эффективным в эпоху крупных пореформенных экономических преобразований его назвать было нельзя. Упорно не желая идти в ногу со временем, крепко держась за прошлое, уральская казачья община неумолимо входила в эпоху упадка.

В газетных баталиях пролетела зима и наступила весна 1880 года. Не изменяя извечному природному ритму, вовремя проснулся седой Яик. В самый разгар половодья открылась и первая историческая навигация по Уралу. Вечером 9 мая по старому стилю пароход Ванюшиных «Н.А. Крыжановский» огласил Оренбург торжественным гудком. Газета «Оренбургский листок» так описывала это событие: «Для торжества открытия пароход причалил к каменному спуску против дома генерал-губернатора и стал на якорь (…).

К 5 часам вечера весь берег и все возвышенные места бульвара были покрыты народом. Когда на пароход прибыл главный начальник края Н.А. Крыжановский и кафедральный протоиерей Д. Озерецковский с хором певчих начал молебное пение, головы ближайших групп народа обнажились (…). Торжественная тишина сбежавшегося народа показала, что на реке пред ним стояла не забава, а важная, великая в народной экономии сила. После сего пароход, снявшись с якоря, двинулся вверх по реке и, зайдя за угол рощи ввиду казачьего форштадта, воротился на прежнее место, где генерал-губернатор слез на берег, а пароход через 5 минут ушёл и стал на Банном озере. Во время всего первого рейса народ бежал за пароходом по берегу…». Газета с пафосом отмечала, что после открытия железной дороги на Самару, в Оренбурге это было «более сильное, более живое впечатление, какое только местная общественная экономическая жизнь испытать здесь могла». Официальным хозяином парохода был Сергей Ефимович Ванюшин, команда состояла из самарских речников во главе с капитаном Павлом Владимировичем Владимирским и управляющим Сергеем Ивановичем Чертковым, а также штатом из 10 матросов. Весь проект обошелся Ванюшиным в 30 тысяч рублей. По предварительным расчетам, пароход мог доплыть от Оренбурга до Уральска за 2 суток с грузом зерна и муки не менее 25 000 пудов, а за 6 дней вернуться в Оренбург с уральскими товарами: кожей, салом и рыбой. Через несколько дней после показательного фланирования вдоль оренбургской набережной пароход «Николай Крыжановский» с грузом зерна поплыл по бурным водам широко разлившегося Урала, направляясь в Уральск. Однако до Уральска в первом рейсе пароход не доплыл. Дело в том, что предшествующий 1879 год выдался для всего Оренбургского края, включая Уральскую область, очень тяжелым. Лето было неурожайным, но самым страшным испытанием стали катастрофические пожары, чуть ли не дотла спалившие Оренбург и Уральск. Оба города лежали в полном смысле в руинах. Горожане, оставшиеся без крова, еле дотянули до весны. Зима также выдалась тяжелой. В степи случилась бескормица и массовый падеж скота, повлекшие за собой голод. Как обычно в трудные годы, казахи стали тянуться к русским поселкам и городам, казачьим станицам. Пограничный казачий городок Илек, будучи крупным меновым центром, был одним из центров этого тяготения. Именно к Илеку, окрестности которого были наводнены голодающими степняками, подошел в мае 1880 года пароход «Николай Крыжановский» с баржей, до отказа нагруженной зерном. Газеты, отражая настроения людей той поры, называли пароход Ванюшиных «давно жданным избавителем». Весть о приходе парохода с зерном быстро облетела всю степь, к пароходу массово двинулись казахи. Корабль с баржей остановился в семи верстах выше города, у Бухарской стороны Урала, здесь и закипела торговля. Хлеб Ванюшиных сразу же сильно сбил цену на зерно на илекском базаре. Даже враждебно настроенные казаки были удивлены происходившим. «Импровизированный базар произвел впечатление на всех: даже казаки – враги пароходства, говорили: «мотри ты, братец родимый, каку Ванюшин тут торговлю устроил», – писала газета.

(Продолжение следует)

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top