И наравне с людьми сражался четырехлапый батальон

11 января 2018
0
301

Им не выписывали наградных листов и не ставили памятников. Но в специальных «собачьих» батальонах ставили на довольствие, как настоящих бойцов. Высшей наградой им была похвала вожатого да кусок мяса, который отдавал спасенный солдат из своей порции. Но не за жратву они шли в бой наравне с людьми. И чувство патриотизма собакам, конечно же, не припишешь. Они шли за людьми, которых любили. По приказу своего преданного сердца.

Памятник

Единственный памятник собакам войны поставили на Украине, в селе Легедзино под Уманью. В батальоне Коломийского пограничного отряда служило 150 собак. В ходе затяжных боев командование неоднократно предлагало отпустить четвероногих «пограничников», которых сложно было кормить и содержать. В этих местах попали в окружение и были практически полностью уничтожены отходящие от западной границы 6-я и 12-я армии Юго-Западного фронта. В Легедзино располагались штабы сразу двух войсковых частей. Прикрывал штабы отдельный батальон пограничной службы Коломийского погран-отряда под командованием майора Лопатина. Выполняя приказ «обеспечить эвакуацию штабов – задержать немцев», батальон вступил в бой с рвущимся к штабам немецким полком.

Когда патроны закончились и бой перешел в рукопашную схватку, где на одного пограничника приходилось пять немцев и казалось, что шансов выполнить приказ – ни одного, командир батальона майор Лопатин послал в бой cвой последний резерв – 150 служебных, обученных на захват, пограничных псов. Собственно, посылать никого не требовалось – в 100 метрах от питомника УБИВАЛИ их хозяев. Что это такое для служебной собаки, объяснять не надо.

Атака рассвирепевших псов была страшной. Старожилы доныне помнят истошные панические вопли, лай и рык, которые доносились с поля боя. 150 полуголодных псов, самый последний резерв, бесстрашно бежал на врага под градом пуль и снарядов. Картина была жуткой: собаки бросались на стволы и, даже умирая, в предсмертных судорогах вгрызались в немецкие глотки. Ужас, крики, вопли истекающих кровью, порванных в клочья немецких солдат! Противник обратился в бегство. Добегая до танков, фашисты забирались на броню и оттуда расстреливали животных. Саперные лопатки и клыки против брони бессильны. Все 500 пограничников и большая часть служебных собак остались на поле боя.

Уцелевшие псы до конца остались преданы своим проводникам. Они улеглись возле хозяев и никого не подпускали к ним. Озлобленные немецкие солдаты безжалостно пристреливали их, а те из них, кто не попал под выстрелы, позднее отказывались от пищи и умерли от голода. Не ожидавшие такого отчаянного нападения немцы отступили. А местных жителей настолько поразил героизм пограничников и их питомцев, что половина села с гордостью носила зеленые фуражки пограничников.

Хоть и с большим опозданием, но накануне 9 мая 2003 года на окраине села Легедзино, в том месте, где проходил этот бой, был установлен памятник в честь пограничников и их четвероногих помощников. Деньги на этот памятник собрали ветераны Великой Отечественной войны и жители села, благодарные своим защитникам.

Собаки на фронте работали «нюхачами», поводырями, искали мины, тянули кабели связи, их обвязывали гранатами, и они ползли навстречу вражескому танку, подрывали его вместе с собой.

За четыре года войны 15 тысяч упряжек советских собак-санитаров вывезли с поля боя 700 тысяч раненых! Санитарам и другим медработникам, вынесшим с поля боя 80 раненых, присваивали высшую воинскую награду – звание Героя Советского Союза. Значит, собачьи санитары заслужили, по крайней мере, около ста Звезд Героев.

В свидетельствах рядовых бойцов и командиров воинских частей, использовавших собак на фронте, говорилось: «Там, где работали санитарные нартовые упряжки, никогда не было задержки с выносом раненых с поля боя, а с улучшением выноса раненых с поля боя, хирургическая помощь раненым оказывалась в более ранние сроки. В связи с этим резко снизилась смертность на полковых пунктах и медсанбатах».

Собаки-санитары искали раненых, на спине перевозили медикаменты и перевязочный материал. Собаки-истребители шли на смерть, подорвав более 300 танков и железнодорожных составов. Они подрывали вражескую бронетехнику в боях под Москвой, Ленинградом, Сталинградом, Брянском.

Из директивы начальника инженерных войск Советской Армии всем фронтам от 17 ноября 1944 года: «В Ясско-Кишеневской операции взвод собак-миноискателей успешно выполнял задачу по сопровождению танков. Этот специально обученный взвод сопровождал танки во всю глубину зоны оперативных заграждений противника. Собаки привыкли к езде на броне танков, к шуму моторов и стрельбе из орудий. В местах, подозрительных на минирование, собаки-миноискатели под прикрытием огня танков производили разведку и обнаруживали минные поля». Собаки находили мины и фугасы, а саперы их обезвреживали. С помощью четвероногих бойцов были разминированы Белгород, Киев, Одесса, Новгород, Витебск, Полоцк, Варшава, Прага, Вена, Будапешт, Берлин.

Собаки были разведчиками, часовыми, связистами, переносили депеши через линию фронта, помогали протягивать телефонные кабели и доставляли боеприпасы попавшим в окружение бойцам. За годы войны кинологи подготовили шесть тысяч минно-розыскных собак, на счету которых более четырех миллионов найденных мин.

В кителе Сталина

В начале марте 1943 г. на воронежский аэродром сел транспортный «Дуглас». По спущенной лесенке соскочили разом овчарка и девушка-старший лейтенант. Лётное поле уже разминировали, но несколько дней назад здесь подорвался бензозаправщик. Снова начались поисковые работы. Мины были прошлогодней закладки, и обнаружить их в мерзлой земле никак не удавалось. Обстановка сложилась нервозная: аэродром был очень нужен, а сколько таких сюрпризов прячется по всей его территории, не мог сказать никто. По приказу командующего инженерными войсками в Воронеж был срочно отправлен специалист высшего класса по минно-розыскной службе.

Специалиста звали Джульбарс. Он челноком ходил по широкой полосе. За ним, перехватывая поводок, неторопливо двигалась девушка. Только собаке было точно известно, где скрыта опасность. А девушка, по видимым ей одной признакам, должна была уловить состояние животного. Пес не мог допустить ошибки: за его спиной шла хозяйка. Минут через пять Джульбарс принюхался, вильнул хвостом и сел. Сел и замер, слегка скосив на хозяйку вишневый глаз, держа на мушке носа искомый запах. Вздрагивала на весеннем ветру каштановая прядь Дины Волкац, когда она прокалывала землю щупом. И вот затрепетал сигнальный флажок: мина – здесь! Она лежала на глубине сантиметров тридцать в массивном деревянном ящике, который надежно защищал её от миноискателя, а промерзший грунт берег от щупа.

Несмотря на такие сложности, через неделю аэродром был полностью очищен: Джульбарс обнаружил, а Дина обезвредила все мины.

Четвероногий сапер Джульбарс был личной собакой старшего лейтенанта Дины Волкац, жены командира 37-го ОБР (отдельный батальон разминирования). Обученный своей хозяйкой всем видам служб, которые тогда только существовали, «Жулик», как его называла Дина, особенно владел искусством поиска мин. Жулику единственному из собак удалось остаться в живых, подорвав бронепоезд. Джульбарс выскочил на рельсы перед самым поездом, положил мину и в самый последний момент броском выпрыгнул из-под колес. Целый бронепоезд пошел под откос.

Дворцы над Дунаем, замки Праги, соборы Вены, все эти уникальные памятники архитектуры дожили до наших дней в том числе и благодаря феноменальному чутью Джульбарса. Документальным подтверждением этого служит справка, в которой сообщается, что с сентября 1944 г. по август 1945 г., принимая участие в разминировании на территории Румынии, Чехословакии, Венгрии и Австрии, Джульбарс обнаружил 7468 мин и более 150 снарядов.

21 марта 1945 года за успешное выполнение боевого задания Джульбарс был награжден медалью «За боевые заслуги» – единственный пес, удостоенный такой награды.

Красная площадь видела много парадов, но только один раз на Параде Победы по ней прошел целый сводный батальон собак. В конце войны Джульбарс был ранен и не смог участвовать в Параде Победы 24 июня в составе школы военных собак. Когда историю Джульбарса рассказали Сталину, он приказал: «Пусть эту собаку пронесут на руках по Красной площади на моем кителе…».

Поношенный китель без погон был немедленно доставлен в Центральную школу собаководства. Там соорудили нечто вроде лотка, подвернув рукава, прикрепили к нему китель спинкой наружу, воротником вперед. Джульбарс мгновенно сообразил, что от него требуется, и в ходе тренировок лежал на кителе, не двигаясь. И в день Великого Парада, вслед за «коробкой» солдат, у ноги каждого из которых шла собака-миноискатель, шел главный кинолог страны и командир 37-го отдельного батальона разминирования майор Александр Мазовер, неся Джульбарса с забинтованными лапами и гордо вскинутой мордой в кителе генералиссимуса…

Всего, по официальным данным, во время войны нашим солдатам помогали защищать Родину более 70 000 служебных собак!

Сотни четвероногих собак – воинов-победителей прошли по Красной площади. Сотни овчарок шли, стараясь, как опытные бойцы, шагать в такт бравому маршу.

На Параде Победы звездная жизнь Джульбарса не закончилась. После войны он снялся в фильме «Белый клык» по повести Джека Лондона, великолепно исполнив роль волка.

Единственный пес, награжденный медалью «За боевые заслуги», стал и «заслуженным артистом».

Давно уже нет на свете Джульбарса, почти не осталось солдат, спасенных когда-то четвероногими санитарами. Их потомков теперь убивают свои…

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top