Хотелось бы всех поименно назвать…

12 марта 2020
0
3513

Болезненней всех распад Советского Союза восприняли ветераны Великой Отечественной войны. Им казалось, что рушится все, за что они воевали, проливали кровь, за что гибли их товарищи. Их дети остались без работы, их внуки вместо школ и институтов пошли торговать на рынки.
То, за что они четыре года проливали кровь, разрушили в одно мгновение, одним росчерком пера. И в этой обстановке разрухи и всеобщей безысходности они вспомнили о том, что было для них свято в годы войны – фронтовом братстве. Именно тогда, в 1991 году, на базе дома-музея Маншук Маметовой, создан клуб «Фронтовичка».

Идея создания клуба принадлежала молодому научному сотруднику музея Маншук Маметовой Марине Королевой. Музей в те годы возглавляла заслуженный работник культуры Уркия Ибрашевна Ершуриева, которая горячо поддержала эту идею. Небольшой коллектив музея с помощью городского Совета ветеранов стал местом, где собирались ветераны, где стали проводить встречи со студентами и школьниками, превратив музей в центр патриотического воспитания молодежи.

Это тем более ценно, что в это время впервые стали открыто подвергать сомнению саму нашу Победу в Великой Отечественной войне. Когда центральные газеты писали о том, что зря, мол, победили, жили бы сейчас, как в Германии, пили баварское пиво. А они, наперекор всему, собирались, рассказывали о том, как воевали, и пели фронтовые песни. А еще в те годы по инициативе председателя женсовета Евгении Михайловны Купиевой собрали воспоминания фронтовичек, которые вошли в книгу «И девушка наша проходит в шинели». И это – бесценные крупицы правды о войне из первых уст. Правды, которая могла уйти вместе с ними навсегда. Из шестидесяти женщин, которые в 1991 году учредили клуб «Фронтовичка», сегодня осталось только двое.

– Многие отказывались, говорили – о чем писать, никаких подвигов я не совершила, – вспоминает Евгения Михайловна. – Но когда книжка вышла, то сами стали предлагать свои воспоминания. И не только фронтовички, но и те, кто работал в тылу – они ведь тоже ковали победу. Поэтому во вторую книгу «У Победы женское лицо» вошли воспоминания и тружеников тыла.

В основном, это автобиографии, написанные по-военному кратко. Очень похожие – одна война, одна судьба на всех. На фронт почти все уходили добровольцами – девчонки, едва окончившие школу. Боевой путь каждой – это география почти всей оккупированной фашистами страны и – Европы. Они освобождали Польшу, Чехословакию, Венгрию, Румынию – страны, где сегодня плюют на их подвиг и на их память. Многие дошли до Германии и даже расписались на рейхстаге. Вспоминают о боевых подругах – тех, кого хоронили по пути к Берлину, с кем вместе учились в школе, институте и кто не дожил до Победы. Только из Уральска на фронт ушли 322 девушки.

В большинстве, это те, кому к началу войны не исполнилось и восемнадцати лет – выпускницы школ, студенты. Они обивали пороги военкомата, просили записать их добровольцами, но им отказывали. Но военачальники знали: война скоро не кончится, и вздыхали, глядя на хрупкие девичьи фигурки: «И на вашу долю хватит…» Их направляли на курсы медсестер, в эвакуированные в Уральск школы связистов, в Подмосковную снайперскую школу.

Они вспоминают, как гордо маршировали по улицам города, как стриглись «под мальчика», а мамы и бабушки брали на память их косы.

Особенно запоминаются какие-то детали, личные впечатления, трогательные воспоминания о жизни до войны, о планах на большую красивую жизнь, светлую любовь. Часто они уходили на фронт целыми классами: из школы № 1, № 6… Ольга Сергеевна Крестьянинова (Ванюшина) окончила десятый класс Первой школы в 1941-м году. Уже началась война, а у них – выпускной вечер. И вместо обсуждения планов на учебу, вместо юных клятв о вечной любви, они клялись идти защищать родину – до последней капли крови. Многие вскоре погибли. Она вместе с другими девчонками поступила в училище связи. В составе 3-го Белорусского фронта прошла с боями до Кенигсберга. Награждена медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За Победу над Германией».

Ее подруга Оля Бородина погибла в самом конце войны – под Будапештом. Юная, красивая, «удивительно наивная и доверчивая». Погибла Валя Шипова – снайпер. До войны они – две Оли и Валя Шипова – были закадычными подружками. Все лето пропадали на Урале, переплывали его наперегонки. А Урал в те годы – не то, что сегодня. А потом валялись на песке и сочиняли пьесы, которые ставили в своем дворе к собственному удовольствию. С мамой Оли Бородиной они «обошли все зеленые окраины Уральска». А потом – находившись, накупавшись, нажарившись на солнце – всей компанией пили чай по-казахски – ароматный, с густыми сливками – на полу просторной квартиры Ванюшиных, и глава семейства – учитель по профессии, шутливо экзаменовал их по части географии и знания родных мест. И вот это все кончилось. И всю войну они носили эти воспоминания в своем сердце. И понимали, за что они воюют, за что проливают кровь и за что отдают жизнь.

В снайперы шли самые боевые девчонки, те, которым хотелось бить врага самим. Тренировались в тирах, а потом доказывали свою меткость.

Мария Галиева (Кожахметова) в 1941-м окончила семь классов в ауле Джамбейтинского района. Приехала в город, днем работала в типографии, вечером училась. В 1943 году подала заявление с просьбой отправить ее на фронт. Прошла обучение в женской школе снайперов в подмосковном Подольске. В 1943 году направлена на Калининский фронт. В 1944-м получила свою первую боевую награду – медаль «За боевые заслуги». За обнаружение и уничтожение немецкого дзота при форсировании реки Висла награждена орденом Славы 3 степени, за бои на Одере – медалью «За отвагу». Участвовала в освобождении Польши, награждена медалью «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина». В тяжелых боях при штурме Берлина была ранена, но осталась в строю. В июле 1945-го вернулась в Уральск, вышла замуж, родила и вырастила четверых детей.

Снайперскую школу окончили десятки уральских девчонок. Лида Лещева (Жирова) в 41-м окончила среднюю школу, а сразу после нее еще одну – снайперскую. Ее направили на передовую – в 204-ю стрелковую дивизию. Всю жизнь помнила своего «первого» – надо было преодолеть психологический барьер. Стрелять по живым людям – это не по мишеням. Но появилась первая зарубка на ложе снайперской винтовки. Всего их будет 76. Столько фашистов лично уничтожила вчерашняя школьница Лида Лещева.

«Мало обладать смелостью, необходимо было научиться терпению, хладнокровию, качествам разведчика, – вспоминала она. – Нужно вести наблюдение, чувствовать винтовку, как живое существо, вести поиск. От жары трескались и кровоточили губы, хотелось пить, глаза разъедала пыль. Уходя в засаду, брали с собой хлеб и воду, гранаты и автомат. Отползали метров на 150-200 от переднего края. Лежали от темноты до темноты, не шелохнувшись, чтобы враг не обнаружил тебя. Одежда пропитывалась сыростью, ломило руки».

Снайперский полк в основном держит оборону, но однажды пришлось прорываться из окружения. Снайперы – в первых рядах. И здесь нельзя искать укрытие, нужно наоборот, постоянно менять место. В этом бою смертельное ранение получила подруга Тоня Желтошева. «Простились мы с ней по-солдатски, сдерживая слезы», – пишет в своих воспоминаниях Лидия Николаевна. Сама она получила легкое ранение, и ушла со своим батальоном дальше.

Лидия Николаевна Лещева участвовала в освобождении Прибалтики, Польши, уничтожении Курляндской группировки противника. Награждена орденами Славы 3 степени и 2 степени, Отечественной войны 1 степени, медалью «За отвагу».

«Говорят, время залечивает раны, стирает в памяти горечь потерь. Нет, мы не забыли кровь и слезы».

Вместе с Лидой Лещевой снайперскую школу окончила Евдокия Юнусова (Аблаева) и Ольга Павлова. Они знали, сколько горя и смерти принес враг на их родину, но все равно переживали за то, что им надо убивать. «Самым страшным было то, что нам предстояло убивать людей, – говорила Евдокия Юнусова. – В то же время мы знали, что если враг нас заметит первым, живым не уйти. Узнав, кто метко выбивает из их рядов пулеметчиков и офицеров, гитлеровцы стали разбрасывать по переднему краю мины, начиненные листовками, в которых обещали девушкам за переход линии фронта красивую жизнь в Германии. Значит, насолили им девчата-снайперы».

На счету Евдокии Юнусовой 31 убитый фашист. Война для нее закончилась под польской Любавой. Демобилизовалась в звании старшего сержанта, на груди – орден Славы 3 степени, Отечественной войны 2 степени, медаль «За отвагу».

Оля Павлова погибла.

В 1942 году на станции Капустин Яр Сталинградской области формировался 15-й отдельный трофейный батальон. Добровольцами записались 22 человека, из них две казашки – Мастура Нигметова и Дарига Абдесова. До войны Дарига успела окончить всего два класса, видимо, семья была большая и бедная. Работала на Соленом озере на добыче соли. Когда началась война, ей исполнилось 16 лет.

В 1941-м трофейных бригад еще не создали – не до этого. Но в 1942-м, после того как Красная Армия перешла в наступление, а на полях боев оставалось множество разбитой техники и других трофеев, стали создавать специальные бригады по их сбору. Дарига служила в 3-й роте, «сборщиком» в похоронной команде. Кто-то должен был делать и эту невеселую работу – собирать с полей трупы – и своих, и чужих, чтобы предать их земле. Такая вот незавидная должность досталась 17-летней девчонке.

Шли они следом за линией фронта, дошли до Крыма, Севастополя, Чехословакии, Польши. Вспоминала, как много наших солдат погибли в боях за Севастополь. За участие в этих боях Даригу наградили медалью «За боевые заслуги» и 15-дневным отпуском в освобожденной от фашистов Ялте.

Осенью 1944-го они с девушкой Надей Саблюк из Белоруссии сопровождали эшелон с оружием. На территории Польши эшелон обстреляли, Надя погибла, а Дарига получила ранение. Очнулась в госпитале. На фронте познакомилась с будущим мужем, уроженцем Джамбейты. Вместе они вырастили шестерых детей.

Женщины, чье предназначение давать жизнь, в свои юные годы видели много горя, крови, смертей. Наверное, поэтому их не пугала послевоенная разруха, нужда, продуктовые карточки. И они рожали и растили детей – наперекор всему дарили жизнь – нескольким будущим поколениям. И это еще один подвиг, который совершили женщины Победы. Удивительно, но по статистике, послевоенная рождаемость выше, чем в 90-е годы, которые сегодня во всех республиках СНГ называют «демографической ямой».

Мария Бендина родилась в Актюбинской области, добровольно ушла на фронт в 1942-м. Служила в противовоздушном дивизионе, который был сформирован в Гурьеве. На Сталинградском фронте она подносила снаряды к 85-миллиметровому зенитному орудию. Снаряд весил 82 килограмма, в ящике их четыре, всего 328 килограммов. И этот ящик со снарядами вдвоем нужно было подтащить к орудию. После Сталинграда по распоряжению Жукова девушек отстранили от этой работы. Тогда уже начали думать: а кто рожать-то будет?

Победу Мария Андреевна встретила на стыке трех европейских границ – Венгрии, Чехословакии, Австрии, охраняя понтонный мост через Дунай. С 1945 года жила в Уральске. Вышла замуж, родила и вырастила троих детей.

Многие наши фронтовички приехали в Уральск уже после войны. Просто фронтовые дороги свели их с будущими мужьями – уроженцами нашей области. Нина Мартьянова (Елисеева) родилась во Владимирской области, а туда война пришла уже летом 1941 года. Ушли на фронт отец и старший брат, оба погибли на Ленинградском фронте. Она окончила курсы медсестер, ее направили санинструктором в санитарный поезд, который вывозил раненых из полевых госпиталей в тыл. Большие красные кресты на эшелонах не смущали немецких летчиков, а скорее наоборот: их они бомбили с особым удовольствием.

Эшелон вывозил раненых из-под Сталинграда, когда налетели самолеты с черными крестами и стали бомбить вагоны с красными. Прозвучал приказ – выносить тяжелораненых. Сколько она успела вынести, не помнила. Сама получила ранение. Лечилась там же, в поезде, одновременно помогала ухаживать за ранеными. Потом санпоезд расформировали, Нину направили санинструктором батареи залпового огня на Северный фронт.

Награждена медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За Победу над Германией». В 1945 году вышла замуж за замкомполка Мартьянова, приехала в Уральск к родителям мужа и вместе с ними ждала его возвращения до 1947 года.

Жили в Каменке, муж работал директором совхоза, Нина Ивановна заведовала детским садом. Вырастили троих детей, оба сына стали военными врачами. Старший три года воевал в Афганистане, второй служил на Байконуре.

(Продолжение следует)

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top