Гибель суперзвезды

14 января 2021
0
1668

В новогодние дни по телевизору показывали советские фильмы (ничего лучше до сих пор не сняли). Неувядаемые комедии, которые действительно можно смотреть каждый год, а также приключенческие фильмы. Показали и первый советский боевик – «Пираты XX века».
Фильм вышел в 1979-м, и его посмотрели 90 миллионов зрителей – рекорд даже для советского проката. Самую яркую роль – пирата Салеха – исполнил молодой актер Талгат Нигматулин. Все трюки в фильме, включая приемы восточных единоборств, он исполнял сам.
К тому времени Талгат Нигматулин уже имел черный пояс каратэ, и его называли «советским Брюсом Ли». Тем более непонятно, почему через десять лет он покорно даст себя убить нескольким подонкам, с которыми мог справиться одной левой.

Талгат Нигматулин родился в Киргизии, вырос в узбекском детском доме, ребенком переболел рахитом, был слабым и болезненным, но очень упорным и настойчивым. В школе Талгат занимался спортом и бальными танцами, мечтал стать артистом, а для этого надо стать сильным и красивым. И он таким стал. Чтобы идеально владеть русским языком, Талгат переписывал «Войну и мир» Толстого. И после окончания школы поехал в Москву – учиться на актера. Сразу попасть во ВГИК у него не получилось – поступил в цирковое училище и успешно его окончил. Потом все-таки поступил во ВГИК, после окончания работал на киностудии «Узбекфильм», снимался в кино. И – продолжал совершенствовать свое мастерство в восточных единоборствах. Еще в 70-е годы он стал мастером спорта по дзюдо, в Киргизии обучался кунг-фу по школе «Тигра-Дракона» у знаменитого тренера Есена Исмаилова. То, чем восхищались позже зрители, – именно оттуда. В перерывах между съемками Талгат писал стихи и прозу. Кстати, немногие знают, что именно Нигматулин – автор слов популярной лирической песни «Березы, русские березы, вы на судьбу мою похожи…».

Еще во ВГИКе Талгат подружился с Николаем Еременко-младшим, они вместе и снялись в «Пиратах ХХ века», сыграв один положительного героя, второй – отрицательного. Талгат, кстати, обижался, что ему постоянно достаются роли негодяев и злодеев. Однажды его чуть было не сняли в роли фашиста, пока кто-то резонно не заметил, что на арийца он мало похож. В 1981-м году Талгат Нигматулин сыграл свою последнюю роль киношного злодея – индейца Джо из фильма «Приключения Тома Сойера».

Молодые, красивые, талантливые – и Еременко, и Нигматулин – имели успех у девушек, а уж после «Пиратов» от поклонниц отбоя не было. Талгат женат был три раза. От каждой жены имел детей. Причем казалось, что с третьей женой – Венерой – он нашел свое счастье.

Что же привело независимого, талантливого человека, востребованного актера, настоящего супергероя к такому страшному концу?

… Целители, экстрасенсы и прочая нечисть

В конце 70-х годов на мусульманском кладбище Султан-Баба в киргизском городе Ош 48-летний охранник повстречал хорошо одетого, сравнительно молодого человека с дипломатом. Первый – Мирза Кымбытбаев, проповедник суфизма и известный милиции тунеядец. Второй – Абай Борубаев, сын редактора крупного областного журнала, прирожденный оратор, обладающий природным даром убеждения. Эта далекая от Талгата встреча двух проходимцев станет для него роковой. Бродягу Кымбытбаева Борубаев выбрал на роль таинственного гуру, целителя и пророка, наказал ему «меньше говорить, принимать важную осанку, Бога называть Космосом», писал в своей книге «Преступления времен социализма» Федор Раззаков.

80-е годы в СССР ознаменовались взрывом интереса к «потусторонним силам». Целители, экстрасенсы и прочая нечисть поперли, как грибы после дождя. Народ валом валил на сеансы массового гипноза и исцеления от всех болезней. Перед телевизорами «заряжали» воду, впадали в транс и в откровенное умопомешательство. Не миновало увлечение этой чертовщиной и творческую интеллигенцию. (Стыдно признаться, но даже в редакции областной газеты «Приуралье» на сеансы Кашпировского к единственному черно-белому телевизору собиралась чуть ли не половина коллектива. Особо экзальтированные дамы сидели, мотая головами и бессмысленно хлопая глазами).

Конечно, большей частью всеми двигало любопытство. Но всем хотелось показать, что они «что-то почувствовали».

Это «веяние времени» чутко уловил Абай Борубаев.

В Москве он первым делом стал водить Мирзу по своим знакомым – помогали связи отца. В их числе оказался преподаватель авиационного института Владимир Пестрецов и его студенты. Вот как описывал встречу с Мирзой один из них, Гриша Бушмакин: «Я был в гостях у Пестрецова. Вижу, входит странный пожилой азиат. Одежда в заплатках, на шее – бусы с колокольчиками. Целовал нам руки. Вышел, бормоча с акцентом: «Хороший ребята, хороший Москва». Пестрецов тут же спросил наше мнение о нем. Каждый сказал что-то восторженное. Я, не желая отстать, тоже что-то придумал».

Бушмакин был не единственным, кто «не желал отстать». Слава Мирзы росла, а вместе с ней и слава Абая, представлявшегося переводчиком новоявленного экстрасенса. Скоро вокруг авантюристов образовался круг последователей. И этими последователями были преподаватели столичных вузов (в основном женщины с неустроенной личной жизнью), ученые и студенты.

Кадр из фильма «Пираты ХХ века»

Терпели унижения и отдавали деньги

Сначала общение сводилось к бесконечным туманным разговорам и распитию водки, которую Абай называл «чистой энергией». Затем предприимчивая парочка стала обещать своим слушателям чудеса, которые можно увидеть на родине Мирзы, в киргизском городке Бируни.
Заинтриговав московскую публику, компаньоны вернулись в Среднюю Азию, где основали подобие дзен-буддийского монастыря. Там они вскоре начали принимать посетителей из Ташкента, Москвы, Ленинграда, Вильнюса. Экстрасенс обещал излечить своих учеников от всех болезней и раскрепостить их. И, что самое интересное, у него получалось! Методы, которыми пользовались Мирза и Абай, очень похожи на те, которыми сегодня пользуются коучи, на так называемых «тренингах личностного роста».

Венера Нигматулина, последняя жена Талгата, (кстати, при всей своей любви к мужу не разделившая его увлечения этим «учением») приводит такое свидетельство: «Мирза отправлял людей на рынок в Ош заниматься дервишизмом, то есть просить милостыню. Люди проходили через жуткое унижение». На тренингах людей заставляют делать то же самое.

Елена Ивашина, лектор МГУ, на допросе после убийства Талгата: «Мирза посадил меня на пол в своем доме и кормил хлебом с рук, отламывая его по кусочку. Никто так не обращался со мной до тех пор! Потом я стала ему говорить о своей жизни, о том, как мне страшно, о судьбе. И меня осенило: я стала передатчиком его мыслей! Он внушал, а я говорила. Потом начался энергообмен». В ответ на просьбу уточнить, что имеется в виду, Ивашина уточняет: «Он овладел мной».

Практиковались и другие методы: омовение голышом в мелком арыке на глазах у всей деревни, групповой секс и даже похороны! Всех желающих раскрепоститься закапывали в гробах на кладбище Султан-Баба и оставляли на несколько часов (жертва не знала, когда ее выкопают). Для дыхания была предусмотрена трубка.

И после всего этого, уезжая от Мирзы, люди оставляли ему все деньги и ценности, имевшиеся в наличии. Абай эту практику поощрял и говорил, что деньги пойдут на открытие института изучения человека.

Что могло привести в эту компанию Талгата – всенародного любимца, окруженного славой и поклонницами? Наверное, ему было просто интересно… К тому же, привлекала его примесь буддизма в «вероучении» двух мошенников.

Аферисты обладали даром внушения и своих жертв не случайно выбирали из людей творческих, с воображением. В секте «Четвертый путь» (их в те годы было великое множество) состояли довольно известные писатели, художники, журналисты. Талгат со всей страстностью своей натуры шагнул в этот омут.

(Окончание следует)

Подготовила Наталья Смирнова

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top