Где живёт упрямый Ютас

27 марта 2014
0
387

К Татьяне Николаевне Мазяркиной, хозяйке зоопарка областного эколого-биологического центра, мы пришли с вопросом: «Как перезимовали?» Женщина в ответ иронически улыбнулась:
– Этот вопрос от корреспондентов в весенние месяцы мы довольно часто слышим. Некоторые из них спрашивают нас об этом явно со стремлением раздобыть что-нибудь жареное, сенсационное. Я в таких случаях обычно разочаровываю их: перезимовали, мол, нормально, без потерь. Ведь мы своих питомцев знаем хорошо, и когда наступают холода, и даже пораньше, предпринимаем энергичные меры – теплолюбивых перемещаем в отапливаемые помещения, других, которым морозы нипочем, оставляем под открытым небом, в привычных для них вольерах и клетках. Медведей, волков, крупных хищных птиц, для которых наш климат родной…

Начав осматривать зоопарк, мы вскоре очутились возле вместительного вольера с огромными темно-коричневыми птицами. Степные орлы. Даже здесь, в неволе, за металлической сеткой, они внушают невольное уважение к себе своим грозным и величественным видом. Это ощущается даже в небольшом взмахе крыльев, повороте головы с хищно изогнутым клювом. Но выпусти этих гордых птиц в дикую природу – они наверняка погибнут. За годы жизни в центре они существенно подутратили свои охотничьи инстинкты, способность выживать. Даже их широченные крылья им теперь в этом не очень хорошая подмога – потеряли свою былую силу. Каким бы просторным ни было нынешнее жилище орлов, но по-настоящему летать в нем они не могут. Так, только перелетать с ветки на ветку, точнее с одной жерди на другую, которые изображают некое раскидистое дерево. На воле орлы часами неутомимо кружат в небесной выси, высматривая себе добычу. Тут же, в вольере, довольствуются тем, что им дает обслуживающий персонал парка.

Один из обитателей вольера безбоязненно, как ручной, подошел совсем близко, явно ожидая какого-нибудь подношения от нас. Оказалось – орел и в самом деле ручной, попал в зоопарк еще птенцом. Кто-то из местных жителей принес.

– Им, – пояснила сотрудница учреждения, – главное, чтобы всегда корма – мяса – было в достатке, что мы, конечно, и делаем благодаря нашему спонсору, одному из местных мясоперерабатывающих предприятий.

Не раз в прошлом мне доводилось бывать в эколого-биологическом центре, а раньше – на станции юннатов, и знаю, какими путями попадают сюда представители животного мира, пернатые. Слушаешь порой рассказы сотрудников центра, сердце от боли сжимается. Взять тех же хищных птиц, обитающих в наших казахстанских степях. Сколько их уже сюда доставляли – то взрослую птицу с подбитым крылом принесут (кто-то, видимо, в нее стрелял), то птенца из разоренного какими-то лиходеями гнезда… И все это несмотря на то, что пернатые хищники у нас находятся под охраной государства. Один раз таким образом в зоопарк попали несколько совсем еще молодых, беспомощных канюков, и пришлось их сердобольным сотрудникам центра выхаживать. Когда же подросли – вывезли на Шалкар и выпустили на волю. Оставлять их в зоопарке не было смысла – вольеры не резиновые, да и совсем ни к чему лишние траты на содержание.

Если нас интересовало в основном как зверинец пережил зиму, то других в эти дни (представителей разных контролирующих и проверяющих структур) интересовало, что центр ждет в весенний паводок, не произойдет ли тут каких-то ЧП. Учреждение находится неподалеку от Чагана, и прогнозы специалистов в последнее время не очень утешительны. Ожидается значительный подъем воды на Урале, а до него, в общем-то, как и до Чагана, рукой подать.

– Несколько лет назад, когда в окрестностях Уральска было сильное наводнение, впервые за много-много лет, нам даже настоятельно предлагали застрелить медведей и вообще обзавестись ружьем, так сказать, на всякий пожарный. Мол, медведи, напугавшись воды, разломают клетку и вырвутся на волю. Наделают беды. Но все обошлось, вода лишь подступила к нам, не причинив существенного вреда. А медведи… Их, косолапых, никакой водой не напугаешь, они очень любят ее.

Кстати, именно с них в 2002 году и начался зоопарк, по крайней мере в нынешнем его виде. До этого на станции имелась лишь разная «мелочь», вроде попугаев, морских свинок, хомячков. Устин и Дарья, так нарекли новых таежных обитателей, хорошо освоились на новом месте, даже дали, и не раз, потомство. Стал быстро расти и сам зоопарк, ныне здесь содержится уже более семидесяти представителей животного мира из самых разных реги-онов планеты, общей численностью около 250 особей.

В прошлом году побывали по делам в Алматы, и решили заодно заглянуть в местный цирк. Юным натуралистам не терпелось посмотреть на своих бывших питомцев – двух мишек, детей Дарьи и Устина. На представлении, увы, не довелось побывать, но дрессировщик, который забирал их в полуторамесячном возрасте в Уральске, охотно удовлетворил любопытство детей. Он вывел одного из косолапых артистов, уже довольно крупного молодого медведя, «в свет», и ребята долго возились с ним в ближайшем городском сквере. Уже даже по одному тому, что мишка ловко передвигался в основном только на двух лапах, можно было заключить, что медведь не простой, цирковой. То и дело подходили прохожие, фотографировались со звездным Топтыгиным.

Еще один молодой бурый медведь из Уральска прописался в Ташкентском цирке.

А вот с пумой вышла совсем другая история. Она, вернее он, потому, что это самец по кличке Ютас, наоборот, попал в эколого-биологический центр из цирка. Весьма, надо сказать, интересный случай.

В минувшем году в Самаре гастролировал Московский цирк. И Татьяна Николаевна, что называется, оказалась в нужном месте и в нужное время. Артисты цирка сообщили ей, что у них аж шесть пум, и, как бы между делом, поинтересовались: не хотят ли они, уральцы, приобрести у них одну из них. В ЭБЦ никогда еще не было таких редких животных, и поэтому долго размышлять над предложенным Т.Н. Мазяркина не стала. Она лишь выяснила, что расставались с пумой москвичи вынужденно. Молодой зверь сменил за короткое время несколько дрессировщиков, но ни один из них не нашел с ним «общего языка». Ютас не поддавался никакой дрессировке, на арену его не выпускали, а только лишь возили с собой повсюду, где цирковой коллектив гастролировал.

В конце концов, летом 2013 года, сам дрессировщик доставил Ютаса в наш город, с облегчением передав в распоряжение работников эколого-биологического центра.

Мы в течение нескольких минут стояли возле клетки нового обитателя зоопарка, громко звали: «Ютас! Ютас!», но все было тщетно. Хищник даже морды не высунул из деревянного домика, стоявшего на противоположной от нас стороне клетки.

– Упрямец по-прежнему в своей роли: характер показывает, – сказал я, переглянувшись с Татьяной Николаевной, но она не согласилась со мной, явно взяла Ютаса под защиту:

– Просто сейчас у него еще не обеденное время, вот и отлеживается в своем укрытии. А так он частенько на людях показывается, дети успели полюбить его. Просто будем считать, что вам сегодня не повезло.

(Окончание следует)

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top