Где живёт упрямый Ютас

3 апреля 2014
0
383

(Окончание. Начало в № 13)

Много говорили мы с Татьяной Николаевной Мазяркиной о пресмыкающихся. Мы просто не могли этого не сделать. Змеи здесь среди всех представителей животного мира самые многочисленные, начиная от таких экзотических видов как королевский питон и кончая четырехполосым полозом, нередко встречающимся в наших краях. Каждый вид – в отдельном террариуме, со своим особым микроклиматом, не меняющимся в течение всего года. И поэтому у здешних обитателей, в отличие от тех, что живут в естественных природных условиях, нет такого периода, когда они, например, впадают в состояние анабиоза и в их организме замедляются все биохимические процессы. Но все равно, как ни стараются сотрудники центра, как ни пекутся о своих подопечных, а природу, видно, не обманешь.

Словно чувствуя, что за окном не июльская жара, а десяти- или двадцатиградусный мороз, некоторые твари отказывались зимой есть или у них резко уменьшался аппетит, они не так были подвижны, как в другие периоды года. Да вот взять хотя бы того же четырехполосого полоза. Татьяна Николаевна утверждает, что он месяца два совсем не ел и лишь незадолго перед нашим приходом стал проявлять некоторый интерес к пище.

Змеи не так прожорливы, как некоторые думают. Их достаточно покормить примерно раз в неделю, и они сыты. Им требуется наисвежайшее мясо, которое к ним поступает в виде живых мышей и крыс. Бывают иногда трагикомические случаи. Бросили однажды в террариум индонезийскому водяному питону крысу на обед (их тут специально для этих целей выращивают), а он не проявил к ней никакого интереса. Видимо, еще «не нагулял» себе аппетита. У несчастной крысы появилась возможность пожить хотя бы еще денек-другой. Правда, каково ей будет всё это время провести в очень близком соседстве со своим злейшим врагом, можно только догадываться. Но на другой день ситуация резко изменилась, и жертвой стал… сам питон.

Не имея возможности покинуть стеклянный террариум, грызун стал все больше испытывать голод и в конце концов не нашел ничего лучшего как пообедать своим грозным соседом. Отъел у него кусок мяса примерно в середине туловища, пришлось в конце концов крысу убрать из террариума. Питон после этой травмы несколько недель не только не мог смотреть спокойно на грызунов, он от них шарахался как от чумных.

– И чем же вы кормили беднягу?

– Ничем, – ответила заведующая зоопарком. – Ведь змеи могут подолгу пребывать без пищи без каких-либо серьезных последствий для своего здоровья. Кстати, та травма не оказалась опасной для питона. У пресмыкающихся, как известно, хорошо регенерируются поврежденные ткани, и примерно через месяц наш питон чувствовал себя так, будто с ним ничего и не случилось. Отойдя от пережитого шока, он вернулся к своему прежнему рациону – грызунам.

Каждый раз бывая в эколого-биологическом центре, я замечал, что в зоопарке все больше становится посетителей, особенно детей, их больше всего тут в воскресные и праздничные дни. Популярность местного зверинца год от года растет, в том числе не без нашей, представителей СМИ, помощи частенько пишущих о нем. Это позволяет в какой-то мере существовать в условиях самоокупаемости, расширяться, обзаводиться новыми видами животных и птиц. Гости центра, в особенности детишки, частенько в последнее время высказывают пожелания, чтобы в зоопарке поскорее появились обезьяны. И, возможно, так скоро и произойдет. Сейчас специалисты учреждения работают над этим.

Мы попали сюда в воскресный мартовский день и встречали посетителей повсюду, где только стоя-ли клетки и вольеры с хвостато-пернатыми обитателями. Людей не сдерживала даже распутица, трудно было пробраться к эколого-биологическому центру по прилегающим улицам без соответствующей обуви.

Народ обычно не проходил мимо пони, очень милых и забавных лошадок. Косматость делала их ещё милее и привлекательнее. Во всем облике была какая-то игрушечность, и поэтому так назойливо в голову лезла мысль о том, что не природа постаралась над созданием этих милашек, а люди – для своего удовольствия и развлечений.

Поэтому тут, наверное, далеко не первый раз настойчиво разъясняют:

– Пони никто не выводил. Они родом из Шотландии. Когда-то их предки были гораздо крупнее, но в результате суровых условий обитания они обмельчали. Их стали использовать в угольной отрасли, где они глубоко под землей, в силу своей малорослости, возили вагончики с твердым топливом. Потом необходимость в тягловом транспорте у шахтеров отпала, и пони сменили профессию – они теперь больше для развлечений, для радости людей. Распространились практически по всему миру.

Между пони в отдельном загоне содержится двугорбый верблюд. Я знал его до этого миролюбивым, всегда добродушно взиравшим с высоты своей длинной шеи на посетителей через ограду. Не отказывался от угощения, брал как должное из рук чужих людей. А сегодня он мне, прямо скажу, не понравился. Разлегся на деревянном помосте задом к посетителям, прямо напротив двери. Этот потертый волосатый зад, казавшийся еще выше из-за того, что голова животного была где-то внизу, на полу, просто раздражал.

– Что это с ним?

– Наелся вволю, – ответила мне Татьяна Николаевна. – Люди кормят его и хлебом, и овощами, много чем ещё…

Понятно. И вот вам теперь в благодарность за щедрость вашу!..

Областной эколого-биологичес-кий центр – это не только зоопарк, работа его коллектива намного обширнее, многограннее. Специалисты оказывают повседневную помощь учителям школ города и области в организации учебно-опытных участков, школьных лесничеств, живых уголков, в осуществлении научно-исследовательской работы. Они также участвуют в реализации программы «Жасыл ел», содействуют сельскохозяйственной практике студентов вузов и многое другое. Однако без зоопарка представить учреждение, работающее много лет с детьми и молодежью, сегодня уже никак невозможно.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top