«Фокусы» бригадного подряда

17 мая 2018
0
196

Исполнилось 35 лет с тех пор, как Госстрой, Госплан, Госснаб и Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов (ВЦСПС), выполняя решения ЦК КПСС и Совета Министров СССР, утвердили «Положение о сквозном поточном бригадном подряде». Это стало одним из важных шагов к развалу советской экономики. Хотя далеко не первым.

Евсей Либерман

Ни рынка, ни плана

За предвоенные сталинские пятилетки в Советском Союзе создали столь мощную экономику, что СССР не только выиграл войну, но и быстро восстановился после неё. Карточки у нас отменили раньше, чем, например, в Англии. До 1953 года систематически снижали цены, продовольственные и ходовые товары подешевели более чем в два раза. Мир не знал таких темпов улучшения жизни народа. А всё потому, что Сталину и его команде экономистов удалось грамотно скомбинировать план и рынок.

Но вот к власти пришёл Никита Сергеевич Хрущёв. Он ликвидировал промкооперацию (в ней были заняты миллионы тружеников), запретил приусадебные участки (на них массово производили продовольствие все крестьяне) – и с прилавков исчезло очень многое.

«Грохнув» рынок, Хрущев взялся за святая святых социализма – плановую экономику: уничтожил Госплан, разогнал отраслевые министерства (их восстановил в 1965 году Л.И. Брежнев), отменил созданную в 1939 году систему материальных и моральных стимулов труда, которая прошла испытание Великой Отечественной войной и позволила стране быстро подняться после неё.

В результате производительность труда упала, зарплаты снизились, товарная масса сократилась, цены выросли. Что делать? Хрущёв, похоже, не понимал, что эти беды вызваны его собственными ошибками, и ждал какого-то чуда. Дождался. Экономист Евсей Либерман предложил сделать упор на деньги, чтобы заинтересовать предприятия в прибыли, а рабочих – в премиях.

Внедрение товарно-денежных отношений противоречило принципам социализма, но Хрущёв ухватился за идею. Наметили эксперимент на двух швейных фабриках, одном угольном бассейне и на транспорте.

Ведавший швейной отраслью Алексей Косыгин сначала возражал, и дело не шло. Но вскоре Хрущёва сняли, Косыгин возглавил правительство и разрешил эксперимент! Несмотря на то, что Брежнев сомневался. «Кому это надо, да и кто поймёт? Работать нужно лучше – вот и вся проблема», – говорил Леонид Ильич. Однако идеи достойнее, чем хозрасчёт по-Либерману, тогда в Кремле не нашлось. На Западе шутили, что начинается либерманизация советской экономики.

Осенью 1965 года 43 предприятия лёгкой и пищевой промышленности перешли на новые условия хозяйствования; позже появились бригадный подряд, аккордная система оплаты труда (по факту выполнения всего объёма работ, без учёта времени), Щёкинский метод (рабочий работает за двоих, получая полторы зарплаты). К 1972 году на новых принципах работало около 90% промышленных предприятий. Однако вскоре дали о себе знать серьёзные противоречия этих новшеств с советской финансовой системой.

Такие разные рубли

В экономике СССР «крутились» два вида рублей. Производство, инфраструктуру и системы соцобеспечения обслуживали безналичные «счётные» рубли. Их количество определялось межотраслевым балансом и они погашались взаимозачётами. А наличные рубли население получало в виде зарплат, пенсий и прочих выплат. Их печатали из расчёта, чтобы количество денег соответствовало объёму и стоимости производимых товаров и услуг.

Главным условием успеха такой системы стал жёсткий запрет на перевод «счётных» рублей в наличные деньги. Предприятия свою прибыль в «счётных» рублях тратили на расширение производства, строительство дорог, детских садов и прочего, развивая свою инфраструктуру. А вот тратить прибыль на сладкую жизнь начальства или выдавать её работникам в виде наличных они не могли.

Тогда-то и поступило предложение от кибернетиков: ввести электронный расчёт, чтобы все деньги стали «счётными». Это стало бы полезно для страны и народа, но вредно для высшего начальства, так как делало прозрачными доходы чиновников. В итоге Косыгин объявил главной целью экономической жизни прибыль, позволив предприятиям получать её как можно больше.

Но очень скоро возникли первые проблемы. Во-первых, Госплан и Госснаб потеряли возможность отслеживать ситуацию: заводы выпускали то, что давало им прибыль, а не то, что соответствовало плану. Во-вторых, уменьшились поступления в бюджет. Для покрытия дефицита пришлось заимствовать средства из фондов предприятий, что лишало реформу смысла. В-третьих, получив свою высокую прибыль, предприятия не знали, куда её девать – дополнительно расширять производство или строить жильё невозможно: все ресурсы давно распланированы, негде взять ни «лишнее» сырьё, ни технику, ни людей. Можно только пустить деньги на премии, переводя «счётные» рубли в наличные.

Стали печатать деньги, не подкреплённые товарной массой. Возникшей инфляцией пытались руководить, директивно повышая цены, раз в год, а товарный дефицит закрывали, ударно наращивая выпуск водки и закупая импорт на нефтедоллары. Однако дыра, через которую «счётные» рубли утекали в фонды материального поощрения, продолжала расти, и реформу тихо свернули…

Повторение пройденного

К приходу к власти Юрия Андропова кризисные явления продолжали нарастать. У Андропова в такой ситуации выбор оказался невелик. И он, помимо борьбы за трудовую дисциплину, разрешил внедрить бригадный подряд в строительстве.

Согласно февральскому положению 1983 года, бригада должна была заключать договор, указав условия труда коллектива и обязанности каждого его члена. Администрации же полагалось аккуратно снабжать бригаду всем необходимым и выплачивать премии. Однако рабочие, входившие в бригаду, и без того числились у «заказчиков» в штате! Так что вся реформа сводилась к срокам и премиям.

Главное в таком деле – ответственность за нарушение обязательств. Но Положение упоминало её в самых общих словах, а типовой договор вообще не предусматривал. На практике бригада отвечала «морально». Но когда спохватились и постановили, что за брак надо возмещать ущерб, то не прописали, как это делать.

Ответственность «заказчика» сводилась к дисциплинарному наказанию должностных лиц, а интересы бригады не учитывались вовсе. Ну сорвали вам сроки поставки стройматериалов – и сорвали, оставайтесь без премии. Причём администрация, как показал опыт, оказывалась виноватой в 90% случаев нарушения договоров.

Тогда же стали практиковать бригадный подряд на селе. Обычно все кончалось тем, что труженикам не хотели выплачивать деньги.

Развал

При М. Горбачёве, в 1986 году, вышел Закон СССР «О бригадном подряде», в 1987-м – «О государственном предприятии». Но это то же самое: вместо того чтобы восстановить нормальную работу экономики, перекрыв перетекание «счётных» денег в наличные, лидеры страны под лозунгом «Больше социализма!» вели её к ликвидации. Отраслевые министерства пытались удержать экономику от развала – и «прорабы перестройки» стали громить эти «старорежимные штабы».

Когда в 1987 году госпредприятиям разрешили безоглядно переводить безналичные средства в наличные и запустили печатный станок, ежегодный прирост денежных доходов населения взлетел до небес: поднялся по сравнению с 1981-1986 годами в 4,5 раза, а в первом полугодии 1991 года – ещё в полтора раза. Деньги будущего развития перекачивали на сиюминутное потребление. Но потреблять-то уже нечего: фабрики останавливались, потребительский рынок рухнул, а накопленное людьми затем «сожгли» в банках.

Хозяйство и социальная система, созданные в годы первых пятилеток, оказались столь устойчивы, что странные решения верховной власти от Хрущёва до Андропова долго не приводили к катастрофе. Наконец, механическое скрещивание капитализма и социализма привело к разбалансировке экономики. Так как строй был социалистический, то кошмары «застоя», «заката» стали относить исключительно на счёт социализма.

Тем не менее, в экономической ситуации конца 1950-х – середины 1960-х годов реформа Косыгина-Либермана оказалась едва ли не единственно возможной попыткой оживить экономику. Наш опыт реформирования внимательно изучили китайцы, творчески его переработали применительно к своим условиям, а затем, после Пленума ЦК КПК 1974 года, дали старт рыночной экономической реформе. Она показала феноменальные результаты: экономика КНР росла на 7-9% в год… Сегодня Китай и вовсе превращается в сверхдержаву. Поэтому об экономических уроках прошлого стоит помнить хотя бы для того, чтобы не наступать на те же грабли.

Цех предприятий 60-80-х годов

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top