Это нужно живым

22 февраля 2018
0
86

В последнее время Виктор Викторович Зеленцов многих друзей и знакомых удивил. Он, бывший школьный учитель, взялся за перо. Темой выбрал Великую Отечественную, что также необычно. Ведь В.В. Зеленцов родился перед самой войной, в 39-м году, и мало что помнит о ней. «Повести военных лет» – так называет свои творения ветеран.
А началось все, когда страна готовилась к празднованию 70-летия Победы. С тех пор минуло около трех лет, выполнена большая часть трудной работы.

В.В. Зеленцов (крайний слева)

В начале нашей беседы я поинтересовался у Виктора Викторовича, как он «переквалифицировался» в литераторы.

– Я еще с молодых лет увлекался стихами. Но никогда никому их не показывал, как говорится, писал в стол. Но до «фронтовых повестей» у меня никакого опыта в прозе не было.

– Что послужило толчком взяться за военную тематику?

– Мысли о моем отце Викторе Фокеевиче Зеленцове тогда, в преддверии юбилея великой Победы. Его уже давно нет, он умер в 88-м: сказались фронтовые раны… А они, мысли эти, были горькими. Ведь кроме некоторых родственников и близких никто не знал о его боевом прошлом. Даже внуки! И такое, к сожалению, наблюдается со многими другими нашими земляками – защитниками Родины. Я, может быть, скажу страшную правду, но у нас уже даже утрачено – и этот процесс, увы, продолжается – немало их могил на городских кладбищах. Где-то это происходит по нерадивости родных фронтовиков, а в иных случаях из-за того, что за захоронениями уже и ухаживать-то некому…

Между тем жизнь отца, и не только его, заслуживает того, чтобы о ней узнали и другие.

Он проходил срочную службу на Дальнем Востоке, когда их часть вдруг перебросили на запад страны. Это случилось как раз в те осенние дни сорок первого, когда над Москвой нависла смертельная опасность. Я редко расспрашивал отца о войне, да и он как-то неохотно делился со мною на этот счет. Но однажды поведал вот что.

Их стрелковую роту, где он был старшим в пулеметном расчете, бросили на северо-западное направление обороны Москвы. В один день они пережили самый настоящий ад. Одна атака фашистов за другой, а перед этим они подверглись сильной бомбардировке авиации противника, затем – артиллерийскому обстрелу. И только после этого, думая, что они нанесли сокрушительный урон советским частям, гитлеровцы бросили против них танки и пехоту. Отец говорил, что они уступали наступавшим в оружии: их винтовки против автоматов противной стороны, два-три противотанковых ружья, имевшихся в роте, тоже не отличались своей эффективностью, остро не хватало боеприпасов. Тем не менее отбивается одна атака, другая… Когда наступило короткое затишье, оглянулись вокруг и поразились: больше половины состава подразделения, в котором, кстати, служило немало западноказахстанцев, выбыло из строя – кто был убит, кто ранен… И стало понятно, что очередной атаки никому из бойцов уже не пережить. Но, как говорил отец, панических настроений не возникало, решили стоять до конца. Лишь в конце дня, уже в сумерках, приползли наши разведчики с приказом командования: «Отходить и занять позиции во второй линии обороны Москвы».

В Белоруссии в бою с немцами летом 1944 года, когда отцовский пулеметный расчет окажется ближе всех к позициям противника, он получит тяжелое осколочное ранение в правую руку и в голову. Чудом останется жив благодаря санитарам, своевременно вынесшим его с поля боя. Последуют долгие месяцы излечения в госпиталях, операция за операцией. Домой вернется в самом конце того же года – без правой руки, инвалидом. Интересно, что с ним все время на фронте была фотография детей – моя и сестры, она была немного старше меня. Как только мать получила от него первую весточку с театра военных действий, она тут же потащила нас с сестрой куда-то сниматься и потом отправила фотографию мужу. Может быть, эта дорогая ему вещица в нагрудном кармане и сыграла роль, что он в конце концов остался жив.

Когда я приступил к работе, столкнулся с немалыми трудностями. Например, у нас имелись кое-какие семейные реликвии, фотоснимки, документы, связанные с отцом. Но этого было явно недостаточно. Здорово помог мой младший внук Роман. Он через Интернет раздобыл немало ценных сведений о своем прадеде.

Когда книга увидела свет, где, кроме Виктора Фокеевича, рассказы еще о двенадцати уральцах, прошедших дорогами войны, у меня словно гора свалилась с плеч. Я почувствовал, что выполнил свой сыновий долг. А еще ясно осознал, как важно нам всем сохранять память о своих предках – солдатах минувшей войны.

Когда мои внуки женились, я каждому из них с радостью вручил то, что мне было безмерно дорого – по книге.

– Я знаю, Виктор Викторович, что Вами задумано несколько таких работ…

– Две книги уже изданы, через неделю-другую появится третья, последняя. Всего в них будет около пятидесяти рассказов.

Материала – много. Как и уральцев, желающих, чтобы написали об их родственниках. Многие о моей задумке трехлетней давности узнали через «Бессмертный полк», где я являюсь одним из активистов. Но все так или иначе упирается в финансы. Книги, а, может быть, точнее их назвать – книги-фотоальбомы, выпускаются одной местной фотостудией. И хотя это делают мне с некоей скидкой, все равно получается очень дорого – девять тысяч тенге за экземпляр. Красиво, на глянцевой бумаге, с многочисленными иллюстрациями, но – дорого! Далеко не всем по карману. А ведь хотелось, чтобы они попали еще и в местную библиотечную сеть. Какой выход? Издать типографским способом, тиражом не менее 150 экземпляров, тогда стоимость будет значительно доступнее. Правда, на все про все потребуется около миллиона тенге. Будем благодарны всем, кто примет в этом благородном деле посильное участие. Вот телефон, по которому можно связаться со мною: 50-09-01.

Фото: Ярослав Кулик

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top