Это наш город, и нам в нем жить!

15 ноября 2018
0
597

Два страшных и непонятных слова витают с некоторых пор над старым Уральском – реновация и ревитализация. Что это такое, старый город не знает и съеживается от страха, еще больше уходя в землю, чувствует – ничего хорошего эти мудреные слова ему не сулят. Все попытки  неравнодушных уральцев узнать, что скрывается за этими словами, ни к чему не привели: акимат не выдает план, как Мальчиш-Кибальчиш свою страшную военную тайну.

Вообще-то, в словах нет ничего страшного, даже наоборот. Реновация – это «улучшение, реконструкция, реставрация». Ревитализация, если речь идет о городе, обозначает «воссоздание и оживление городского пространства». Старым территориям и постройкам дается шанс на новую жизнь и раскрытие новых возможностей. Проще говоря, реновация – это может быть реставрация одного, а ревитализация – комплексная реставрация или воссоздание целых городских кварталов.

Но что будут делать в центре – реновацию или ревитализацию – до сих пор не ясно. И в чем конкретно они будут заключаться? Старые здания будут реставрировать и реконструировать или их просто снесут, чтобы возвести безликие многоэтажки?

Три месяца назад директор музея «Старый Уральскъ» Геннадий Мухин направил в облакимат письмо с просьбой организовать встречу с руководством области, чтобы обсудить участие городской общественности в «формировании плана ревитализации старого города», а также «доведения до руководства области предложений общественности по сохранению и воссозданию историко-культурного и историко-архитектурного наследия для развития туристического потенциала старого города» и обсуждения «перспектив приграничного казахстанско-российского культурного сотрудничества по сохранению и воссозданию общего культурного наследия».

В ответ было предложено «предоставить конкретные документы по плану ревитализации Старого города для рассмотрения на Совете общественного согласия». Какие документы мог предоставить музей, кроме фотографий и описания каждого архитектурного памятника, у каждого из которых своя богатая история?

На заседании Совета директор музея Геннадий Мухин прочитал, по его словам, целый доклад, на этом дело и кончилось.

Теперь он пытается через депутатов добиться гласности и проведения публичных слушаний для «обсуждения разработанного и принятого акиматом плана ревитализации старого города».

«Принятый акиматом вариант плана ревитализации старого города требует специального заседания городского маслихата для его внимательного обсуждения, чтобы не допустить сноса зданий и сооружений старого города, представляющих историко-культурную и историко-архитектурную значимость», – говорится в обращении.

Подчеркивается, что Уральск – единственный город в Казахстане с такой богатой историей и уникальной, сохранившейся до наших дней архитектурой.

«Поэтому мы считаем обязательным сделать данный план объектом широкого общественного внимания всех уральцев, неравнодушных к судьбе родного города. … Мы полагаем неверным подходом рассматривать план застройки старого Уральска просто как локальный архитектурный и градостроительный документ, а видим в нем основу для разработки долгосрочной программы восстановления и сохранения историко-культурного и историко-архитектурного наследия общегосударственного и международного значения. Вынесение этого плана на публичные слушания с привлечением широких слоев городской и областной общественности, специалистов и экспертов позволит пересмотреть данный ошибочный подход к градостроительному и архитектурно-художественному планированию реконструкции старого города».

Недавно прошел новый слух – никакой реновации и ревитализации не будет. А будет пешеходная зона – от площади Абая до площади Пугачева. Ну, тогда уж, наверное, ничего не снесут, иначе на что там любоваться во время прогулок, что там можно посмотреть заезжим туристам?

На площади Абая одно из самых красивых зданий Уральска: бывший Коммерческий банк, в котором теперь находится областной акимат. Здание в хороших руках, прекрасно сохранилось, за исключением деталей – фигур на фронтоне фасада, гербов, на которые опирались львы у входа. А именно они рассказывали об истории этого здания.

Напротив – здание городского акимата, достойный образец советской архитектурной классики. Строгий фасад изуродован ремонтом с претензией на национальный колорит. Общий вид площади портят новые постройки. Новый каздрамтеатр, на мой взгляд, еще бы как-то вписался в площадь, но портит черная коробка на его крыше… С другой стороны клыком торчит многоэтажка, возведенная за русским драмтеатром.

Следующая доминанта, как говорят специалисты, на этом отрезке улицы – дом Карева, год застройки виден на фасаде – 1900. Единственный, пожалуй, дом, сохранивший имя хозяина. Карев построил его не для жилья – как доходный дом. И долгие годы на северном фасаде еще можно было прочитать надпись «Номера». Здесь, на третьем этаже, была гостиница, на втором – офицерское собрание, потом коммерческий клуб.

Но напротив, на месте дома Овчинникова, построен магазин, а за ним громадное здание, намного превышающее дом Карева. Единственная «историческая» отметина этого места – это дубы, каким-то мистическим образом образующие переплетением стволов фамильный вензель «О». В народе эти дубы так и называют «овчинниковскими».

Дальше бывший кинотеатр «Иллюзион» и, конечно, Атаманский дом, где сегодня госпиталь и музей Пушкина. А на другой стороне улицы – аптека, наверное, единственное старинное здание, не изменившее своего предназначения. Еще «дом с колоннами» архитектора Дельмедино, красивый дом Ванюшина напротив ЗКГУ, отель «Пушкин» в здании бывшего духовного училища, а впоследствии геофака пединститута. А неповторимые арки дворов с еще сохранившимися вензелями, а мезонинчики с лепниной – у нас просто глаз замылился все это видеть. А приезжие в восторге. Другое дело, что все это нуждается в реставрации или даже воссоздании.

– Весь центр города превращается в труху, – сказал два месяца назад во время приезда в Уральск наш земляк, архитектор Рустам Вафеев. Я спросила его мнение об этом проекте превращения центральной улицы города в пешеходную зону. Он ответил, что это сложный вопрос, и во многом будет зависеть от того, как будет проходить так называемая реновация. Будет ли это полноценная реставрация старинных зданий или банальный ремонт с покраской фасадов? Или старые здания вообще снесут? И где в Уральске найдут настоящих реставраторов?

– Этот проект касается всех жителей города. Почему такая закрытость? Почему нет в открытом доступе схемы застройки города, материалов реновации? Почему об этом не ставят в известность жителей города, ведь это их напрямую касается? Что вы хотите: развивать туризм, охранять памятники – давайте обсуждать, потому что это на десятилетия, это будущее города.

Если бы каждый мог ознакомиться со схемой землепользования и застройки, где указаны требования: этажность, плотность, озеленение – это не дало бы возможности строить что попало. Никто не будет покупать старое здание, чтобы построить на его месте многоэтажный дом, если будет знать, что выше третьего этажа здесь строить запрещено.

– Как только вы допускаете высотное строительство, вы губите исторический город. Это касается только исторической части города, она очень маленькая. Дальше – делайте и стройте что хотите, но эту часть сохраните!

По мнению Вафеева, жизнь уходит из центра, она уходит на окраины, в новые районы. Это плохо, она должна концентрироваться здесь, в центре. На историческом центре должны быть завязаны все смысловые точки города.

Один из способов вернуть сюда жизнь – создать пешеходную зону. Но ее не делают на центральной улице, чаще на какой-нибудь периферийной. А дальше само все подтягивается, начинается оживление – кафе, магазины, бизнес.

Но создание пешеходной зоны – это настолько сложный и дорогостоящий проект, что он не по силам местному бюджету. Это должен быть республиканский проект. Даже в Петербурге подобные проекты берет на себя федеральный бюджет.

Первое: нельзя просто так закрыть важную магистраль, это очень болезненно, куда направится мощный транспортный поток? Одна улица работает, периферийные улицы к этому не приспособлены, полноценных дублеров нет. Второе: нужно менять всю инфраструктуру, даже не перекладку, а фактически создание новых сетей – это колоссальные инвестиции. Потом нужно избавляться от этой средневековой арычной системы, она полностью себя исчерпала: вода просачивается в фундаменты, подвалы все сырые. Создать полноценную ливневую канализацию, тогда не будет наводнений и подтоплений – это тоже огромные деньги.

Нужна полная замена зеленой зоны. Тут настоящий сыр-бор: там елку воткнули, она засохла, там – липа, там – каштан. 50 процентов высаженного погибает. Нужна нормальная поливная система.

На озеленение города из бюджета выделяются огромные деньги – сотни миллионов. А зелени в городе становится все меньше. Летом тенечка не найти. Посадили – забыли, на следующий год снова сажают, а поди проверь, если действительно: в одном месте дуб, на другом – елка, в третьем – липа.

Нужно изучать опыт других городов, есть Алматы, где общественность города участвует в обсуждении проектов, борется за сохранение архитектурного наследия, добивается, чтобы горожане, а не власть формировала повестку дня.

– И власть где-то соглашается, где-то нет, но идет навстречу, – сказал Рустам.

– Создание пешеходной зоны – это такой огромный и сложный проект, к которому даже не знаешь, как подступиться, – это говорит специалист, профессиональный архитектор. – Нельзя разрушать кварталы потому что застройка квартальная, а это значит, что и боковые улицы нужно приводить в порядок, там тоже много интересного, но это частная застройка. Это серьезный республиканский проект. И Уральск заслуживает того, чтобы им занялись на таком уровне.

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top