Эта ужасная прекрасная страна

24 марта 2016
0
1782

В этом году отмечают 25 лет независимости Республики Казахстан и многих других республик. А я хочу вспомнить другую дату – 25 лет как не стало такой страны, как Союз Советских Социалистических республик – СССР.

Это была огромная прекрасная страна. В ней было все – горы, моря, реки, леса. Эта страна победила в самой страшной войне 20 века, и весь мир освободила от самого страшного зла – фашизма. В этой стране делали ракеты, и первый человек, который побывал в космосе, был гражданином этой страны. Его открытая улыбка покорила весь мир, и все в этой стране, если уж улыбались, то так же искренне и открыто.

В этой стране прекрасные люди разных национальностей жили как одна большая дружная семья. Их культуры переплетались, обогащали и подпитывали друг друга, создавая такое яркое соцветье, от красоты их песен, танцев и музыки захватывало дух. В этой стране строили города, заводы, прокладывали железные дороги, перекрывали реки, покоряли космос, моря, северный полюс, поднимали целину, совершали открытия, создавали гениальную музыку, поэмы, картины, снимали самые смешные кинокомедии и самые добрые мультфильмы.

В этой стране люди жили в соответствии со своим главным лозунгом: «Человек человеку – друг, товарищ и брат». Они всегда бросались на помощь тем, кто в ней нуждался и готовы были жертвовать собой ради общей цели, ради блага других людей. Люди в этой стране никогда не проходили мимо того, кто оступился и упал.

В этой стране духовное считалось выше материального, и люди плевать хотели на жизненные неудобства, потому что были романтиками, их звали в дорогу тревожные дали и они отправлялись туда не за деньгами, а за туманом, за запахом тайги, за возможностью испытать себя, свои силы, сделать что-то хорошее для своей страны.

Люди в этой стране любили театры, музеи, живопись и книги. Они читали везде – дома, в автобусах, на скамейках парков, а некоторые даже в классах, аудиториях и на работе. Образование и медицина в этой стране были бесплатными. Врачи были верны клятве Гиппократа, а солдаты – присяге на верность Родине.

В этой стране каждый человек чувствовал себя защищенным и гордился тем, что живет в самой могущественной и самой справедливой стране на Земле. Люди этой прекрасной страны, победив в страшной войне, очень не хотели ее повторения и боролись за мир во всем мире. Они любили весь этот мир, и мир отвечал им взаимностью. По крайней мере, они так считали. Ведь иначе и быть не могло – они же его спасли! Они так любили этот мир, что готовы были поделиться с ним последним своим ватником и валенком. Но ни за что и никому не отдали бы они свою Родину. Это слово было главным, и в школьных тетрадках его писали с большой буквы. Потому что это было не просто слово, это было – все. Картинки в букваре, бабушкины песни, отцовские награды, Пушкин и Лермонтов, Ломоносов и Толстой, Кутузов и Жуков. Все, чем гордились, что передавалось из поколения в поколение, как генетический код.

Это была прекрасная страна.
Это была ужасная страна.

Страна тотального дефицита и вечных очередей. Очереди были за всем – за колбасой, за коврами, за книгами. Люди в этой стране ходили в одинаковой серой одежде и жили в одинаковых тесных квартирах. Они и думать должны были одинаково, а кто думал иначе, того объявляли инакомыслящим, и могли вообще выдворить из страны.

У людей внутри этой страны было очень много врагов. Их так и называли – «враги народа». С ними и поступали как с врагами – убивали или ссылали на каторгу и там они строили плотины, валили лес, добывали руду и умирали. «Врагом» в этой стране мог стать любой, потому что гнусные и завистливые люди в этой стране могли написать донос на другого, более успешного, например, на соседа – чтобы занять его квартиру.

Замечательные произведения замечательно талантливых писателей, которым не все нравилось в этой стране, годами не издавались. Эти книги перепечатывали через множество копирок на пишущей машинке «Москва», распространяли между «своими» и читали тайком, за что читающие тоже могли попасть в список неблагонадежных. Читать запрещенные книги было опасно, потому что в каждом коллективе были свои шпионы, доносчики и осведомители, которые могли сообщить «куда надо». За полученный вне очереди автомобиль, который в этой стране считался непозволительной роскошью, они могли донести на кого угодно. Этого «куда надо» в этой ужасной стране боялись больше всего.

В этой ужасной стране люди часто ходили строем и носили портреты вождей. Это называлось – демонстрация. Таким образом, люди в этой ужасной стране демонстрировали свое единство, а также любовь и преданность тем, кто был на портретах. Потом, на кухнях, люди рассказывали про этих вождей анекдоты, смеялись над ними, и это была их маленькая месть за необходимость носить портреты и слушать их (вождей) нудные речи с разных трибун о достижениях недоразвитого, а потом развитого социализма, происках империалистов и загнивающем капитализме. На кухнях еще ругали тех, кто на портретах, за очереди, за то, что на всех не хватало колбасы и холодильников, не говоря уж о машинах и за то, что живут они лучше, чем остальной народ: в хороших служебных квартирах и на государственных дачах, а возят их на служебных машинах.

Главными словами в этой ужасной стране были «партия», «соцсоревнование» и «съезд». Съезды шли под номерами и были похожи один на другой. Те, кто выступал с трибун и ездил на съезды, тоже жили немного лучше, чем все остальные. Им в первую очередь давали квартиры, путевки в санатории и автомобили «Москвич» или «Жигули».

Большинство людей в этой стране никогда не бывали за границей, но по ночам тайно слушали «голоса». Нет, они не были сумасшедшими, «голоса» им не слышались, а раздавались с определенно настроенной волны радиоприемников. Эти «голоса» рассказывали им правду об их жизни, о том, что в ней происходит и о том, что есть другая жизнь – с колбасой, автомобилями, виллами и пляжами.

В этой ужасной стране будущее было недосягаемо, как горизонт, но каждое поколение людей свято верило, что будет жить при коммунизме, где «от каждого – по способностям, каждому – по потребностям». Каждое поколение ждало этого светлого будущего и заранее программировало свои потребности. Но если будущее было недосягаемо, то прошлое в этой стране было непредсказуемо. Вчерашний вождь «всех времен и народов» в одночасье оказывался тираном и деспотом, загубившим миллионы невинных, а знаменитые «апрельские тезисы» Ильича – всего лишь его первоапрельской шуткой.

Эту ужасную страну боялись и ненавидели во всем мире. Ее ненавидели даже за то, что она этот мир спасла от фашизма – ведь это только подтверждало, как она сильна. Поэтому победу над фашизмом присвоила себе другая страна, и все в это охотно поверили. Сразу после той страшной войны другая страна, которую наивные люди в этой ужасной стране считали своим другом и союзником, хотела разбомбить эту ужасную страну атомными бомбами – чтобы она не несла свою заразу другим странам. Но ужасная страна СССР взяла и сделала свою Бомбу. И даже испытала ее, правда, не на людях, как это сделала хорошая страна США, но все равно всем стало страшно. И ужасную страну стали ненавидеть еще больше. А как было не боятся страны, у которой есть Бомба, а нет колбасы? Вдруг ужасные люди этой ужасной страны бросят свою Бомбу, чтобы завладеть колбасой остального мира? И весь этот мир принялся дружно ненавидеть ее. Но вынужден был с нею считаться.

Это была ужасная страна.

Но почему сегодня, если бы мне предложили заново прожить жизнь, я бы выбрала эту «ужасную» страну? Не надо про ностальгию. Мне надоело слушать про достижения демократии массового поражения во всем мире, про свободу, права человека и толерантность.

Я хочу туда, где еще ничего не разрушили, где все еще были живы, где не было сепаратистов, террористов, ваххабистов, педерастов, проституток, наркоманов, монополистов, олигархов, взрывов и терактов. Где пенсионерам не приходилось отдавать половину пенсии за коммунальные услуги, где было мало университетов, но поступали туда по способностям учиться, а не платить деньги. Туда, где на Украине еще не скакали майданутые с печенюшками от Госдепа, и где не убивали. Если все это мы отдали за возможность читать Галича и Мандельштама, то мы еще тогда, под запретом, их прочитали. А сегодня эти книги лежат на полках магазинов, а никто и не читает. Если нашу великую дружбу народов мы отдали за колбасу, за жвачку, за тампаксы, за сникерсы, то не надо, мы наелись – возьмите обратно, это несравнимо с тем, что мы потеряли.

Мы не хотели ходить на демонстрации и стоять в очередях? Да ради Бога! Я буду ходить на них до последнего вздоха и до потери пульса стоять в очередях. Зачем мы разогнали партию коммунистов? Чтобы отобрать у них их жалкие привилегии? А получили в сто раз больше чиновников и олигархов, чьи дворцы похожи на убогие дачки коммунистической элиты, как владения шейха на собачью будку. Зачем мы отдали недра иностранцам и монополистам? Чтобы одни их нещадно эксплуатировали, поплевывая из-за бугра и на нашу природу и на наше здоровье, а другие по три раза в год повышали тарифы и плодили за наш счет целую армию прихлебателей?

Ну, зачем мы променяли ценности социализма на доллары США? Да еще по такому высокому курсу? Если это цена свободы, то не надо – возьмите обратно. Я лучше пойду на улицу Фурманова, где возле кулинарии продавали потрясающе вкусные пирожки с ливером по пять копеек за штуку, возьму их большой пакет. По студенческому, за полцены куплю билет до Одессы, где все еще живы, никого не убили и не сожгли. Мы соберем всех евреев, украинцев, татар, эстонцев, литовцев, поляка Мишку Дуткевича и других из большой семьи народов, населяющих нашу большую ужасную и прекрасную страну, поедем в Черноморку или пойдем в старый одесский дворик, возьмем водки по четыре рубля двенадцать копеек за бутылку, купим у тети Сони молодого «дурного» виноградного вина и выпьем за мир во всем мире. И снова будем все дружить и ездить друг к другу в гости.

Вы правы – это ностальгия. По молодости, по прекрасной стране, которую мы сами разрушили 25 лет назад. Но мы ведь еще не все поменяли на доллары? У нас еще много чего осталось. Того, что не конвертируется: наше общее прошлое, наша общая история, наша общая Победа, наша дружба, наши нравственные ценности. И мы теперь стали умнее. То, что осталось – не отдадим, не поменяем. Ни на евро, ни на юани. Не отдадим ни за какие коврижки, тампаксы и сникерсы. Мы возьмем из нашей общей ужасно прекрасной страны все ее прекрасное. А ужасное оставим в прошлом.

Фото: Юрий Асманов
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top