Эхо Старого Уральска

3 сентября 2020
0
519

(Окончание. Начало в №№ 32-35)

Каревы и их дом

После развала 90-х, в аккурат к столетию строительства, за дом Каревых взялись всерьез. Обновления начались с тротуара. Прямо по верху старого асфальта была наспех уложена дешевая тротуарная плитка. Не беда, что вертикальные отметки поплыли, здание «вросло» в землю, двери оказались без крылец и порогов, зато эффект был ошеломляющим. Редактор и журналист газеты «Надежда» Юрий Васильевич Баев тогда в шутку заметил, что устройство этого тротуара затмило само строительство дома Каревых. Вслед за тротуаром совершили другую «революцию». Была потрачена не одна тонна краски для окрашивания совершенно не требующего того фасада. Благородное здание вдруг покрылось не свойственной ему лубочной раскраской. Надпись «Номера», сохранявшуюся столетие, не глядя замазали. Казенных денег на «лепоту» не жалели. Вслед за стенами залепили керамической плиткой цоколь из природного камня-известняка. Этого тоже не требовалось, каменный цоколь был в хорошем состоянии. Лепота продержалась недолго, краска, естественно, начала быстро жухнуть и выцветать, требуя все новых обновлений, а плитка, как водится, начала сразу же отваливаться. На более существенные вещи, например, на реставрацию уникальных балконов с чугунным кружевным литьем денег уже не хватило. Так и стоят эти лучшие балконы Уральска без перил, с ржавыми креплениями, кое-как закрытые снизу дешевым белым профлистом. О воссоздании утраченного северного шатра на кровле речь никто и никогда не заводил, по незнанию все считают «что так и было». Не дошло дело и до флюгера. Ржавый огрызок над щипцом с датой освящения строительства дома и сегодня сиротливо торчит. Кто сегодня вспомнит, что когда-то на нем сверкал настоящий флюгер, такой же, как на шпилях и башнях старой Европы?

Не столь давно лишился дом и еще одной своей достопримечательности. Обезвреженный еще в советское время неразорвавшийся снаряд торчал в выбитой стене, будучи зримым свидетелем событий Гражданской войны. Но нашелся «неравнодушный» гражданин, написавший «куда надо», и достопримечательность уничтожили, дыру грубо залепили.

Форменное надругательство совершено с монументальной аркой со стороны Мостовой улицы. Ее до такой степени изуродовали, что по останкам уже невозможно представить, какой она была еще несколько десятилетий назад. Уродство обычно быстро врастает в мозги, становясь нормой. Молодежь, глядя на это недоразумение, теперь всерьез считает, что арка – исторический подлинник, причем пример «старинной красоты». Пришлось серьезно потрудиться с сохранившейся иконографией, чтобы реконструировать ее изначальный вид.

Когда-то у дома Каревых была еще одна, ныне почти забытая достопримечательность – общественный сад, разбитый Коммерческим клубом. Это лучший, образцовый сад дореволюционного Уральска, с сортовыми розами, фонтанами и беседками. В советское время он уничтожен и застроен. Если бы в Уральске существовала активная общественность, полноценный отдел архитектуры и инспекция по охране памятников, сад был бы воссоздан.Более того, соединен галереей уютных двориков с бывшим Чапаевским сквером. Но талантов хватило лишь на очередное переименование старинной Мостовой улицы. Имя Кирова поменяли на Карева. Вряд ли набожный Александр Тимофеевич был бы этим польщен. В дореволюционном Уральске, за очень малым исключением, улицы не принято было называть в честь персон. Культура и традиции иные. И все же не будем слишком требовательны к современникам. Живая память о Каревых продолжает жить в Уральске, причем не в казенных названиях. Эта фамилия стала неразрывна с городом, с его историей, превратилась в мифы и легенды, передаваемые в поколениях. Да и сам Александр Тимофеевич, в отличие от его потомков, навсегда остался в уральской земле. Незримый гений города сохранил его могилу, редкий, надо сказать, случай в местной истории. Признаюсь, я был тронут, когда увидел очищенное от бурьяна и мусора старинное надгробие. Когда-то Дарья Федоровна не поскупилась поставить мужу памятник из редкого норвежского гранита, прозванного за особый серебристый блеск «Серебряным жемчугом». Лишившись креста и ограды, он чудом уцелел. Уже в наши дни, в нише для иконы неравнодушные горожане установили портрет усопшему, нередки здесь и цветы. Таким непоказным, бескорыстным вниманием уральцев Карев наверняка остался бы доволен.

Автор: Рустам Вафеев
Фото автора

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top