Долгий путь к счастью

28 марта 2019
0
186

Ее любви и нежности с лихвой хватает на всех ее детей – трех дочек и четверых сыночков. Женщина шутит, что в доме у нее все детки – особенные, она даже если покупает носки – то сразу всем семерым, чтобы никто в обиде не остался. Такое воспитание – всем всего поровну – ребятишки Гульшат Байгуттиевой впитали с материнским молоком: когда я даю конфету одному из малышей, он, едва ее откусив, протягивает оставшийся кусочек младшей сестренке.

Маленький, будто вросший в землю домик – на задворках Покровского женского монастыря. Чтобы войти в него, нужно пригнуть голову, и уже так, в полусогнутом состоянии очутиться внутри, в тесных комнатушках, где живет семейство многодетной мамы Гульшат Байгуттиевой.

«Всегда хотела большую, счастливую семью»

Пятеро ребятишек высыпают из комнаты навстречу неожиданным гостям. Самого младшего из них – годовалого Бейбарыса – тащит на руках старший – 10-летний Султан.

15-летняя Диана и 14-летний Ернур на занятиях в школе.

Вместе с малышней мы проходим в маленький зал – обмазанные глиной стены здесь покрашены голубой водоэмульсионкой, из мебели – стоящий в углу на тумбочке старенький телевизор. Дети буквально облипают присевшую на пол Гульшат: пятилетняя Акколем гладит ее по волосам, 4-летний Бекзат теребит руку, двухлетняя Жангулим жмется к маминой спине, а Бейбарыс на правах самого младшего спешит прижаться к ее груди. Лишь старший Султан стесняется при посторонних показывать свои чувства к матери.

«Люблю их очень, – говорит женщина и гладит каждого по волосам. – Они у меня очень спокойные, дружные. Я им всем внушаю, что они должны друг за друга держаться, вся сила человека – в родстве».

Гульшат рассказывает, что она сама очень рано лишилась близких – мама бросила ее сразу после развода с мужем – девочке было меньше 5 лет. Они оба – отец и мать – в тот же год уехали из маленького поселка под Джамбейтой в город, искать для себя лучшей жизни. А девочка осталась жить с бабушкой. Женщина вспоминает, что маленькой очень любила играть в дочки-матери: набирала кучу пупсов или приводила в свой дом соседских детей и воображала, что она их мама и всех очень-очень сильно любит. Но беззаботное детство ее закончилось внезапно, когда в 1995 году умерла бабушка – Гульшат тогда едва перешла в третий класс. Начались ее скитания по родственникам – никто не хотел пригреть сироту, девчонку заставляли работать, часто обижали без повода, иногда могли и ударить, и никогда не обнимали, не говорили ей ласковых слов.

«Я в 10 классе убежала замуж, хотела найти своего человека, который бы меня любил, позволил назвать его дом своим домом. Хотела счастья», – рассказывает Гульшат.

Но только счастья этот брак девушке не принес. Её муж оказался ужасным ревнивцем, к тому же жестоким и склонным к выпивке.

В семье появились двое ребятишек. Но и они не смягчили жестокий нрав отца. Муж частенько повышал голос на молодую супругу, мог ударить и даже избить ее при детях.

А однажды случилось страшное – Гульшат с детьми были на кухне, когда с работы вернулся их глава семейства сильно выпивши и уже раздраженный. Едва взглянув на жену, он ударил ее кулаком по голове, а потом в порыве ярости смахнул с газовой плиты горячий чайник.

Кипяток буквально ошпарил обоих малышей, ползавших по полу.

У малышки – трехлетней Дианы было обожжено 80% кожи – особенно сильно пострадала спина. Мальчику досталось меньше – кипяток лишь слегка ошпарил ручки полуторагодовалого Ернура.

Вместе с Дианой Гульшат положили в больницу, несколько месяцев мучений пережила не только сама девочка, но и ее мама. Женщине больно было смотреть, как мучается и страдает ее ребенок.

«Вся спина и руки Дианы до сих пор в шрамах и рубцах, мы перенесли уже 4 операции по пересадке кожи в Астане, но избавление от боли происходит ненадолго, – окунается Гульшат в страшные для нее воспоминания, но детишки, которые копошатся вокруг нее, не дают ей плакать, теребят ее, трогают за лицо, целуют. – Дочка растет, кожа пытается растягиваться, а рубцы мешают ей: Диане трудно двигать руками, лежать. Врачи рекомендуют нам каждый день смазывать места ожогов мазью «Контратубекс», но эта мазь дорогая, на нее мне не всегда хватает денег. Поэтому рубцы мы мажем этой мазью два-три раза в неделю, в остальное время просто моем их шунгитовым лечебным мылом».

Моя собеседница признается, что она не всегда была рядом с маленькой Дианой, когда та нуждалась в уходе. Сразу после выписки из больницы молодая женщина, которая на тот момент была беременна третьим ребенком, оставила Диану и Ернура у свекрови и уехала в Уральск. Жить с мужем-тираном под одной крышей она уже не могла.


«Информбиржа news» обратилась в Центр занятости города Уральска и отдел ЖКХ, чтобы выяснить, на какую помощь от государства могут рассчитывать семеро ребятишек семьи Байгуттиевых.

Специалисты Центра занятости пояснили, что с января 2019 года доходы многодетной семьи при назначении пособия они считали, исходя из стоимости продовольственной корзины на одного человека – 14849 тенге. Если, с учетом всех источников дохода, включая пенсии, пособия и зарплаты, на каждого члена семьи выходила эта сумма, то в назначении адресной социальной помощи многодетным семьям отказывали.

Но, как уверяют специалисты от соцзащиты, в апреле грядут изменения, согласно которым на каждого ребенка в многодетной семье государство будет платить по 20787 тенге (при расчете этого вида помощи пенсии инвалидов, стипендии, пособия по многодетности в расчет браться не будут).
Руководитель отдела ЖКХ города Уральска Канат Умралиев с ситуацией семьи Байгуттиевой знаком. Но, как поясняет глава ЖКХ, никакого влияния на КИК они не имеют – банки сами решают, кому давать ипотеку, а кому – нет.

«С июля 2019 года стартует новая программа по предоставлению жилья многодетным семьям в ипотеку под 1-2%, – говорит Умралиев. – Пока что-то конкретное говорить рано, но, думаю, что возможности приобрести свое жилье многодетным семьям существенно расширятся».


В городе она нашла временную работу, сняла маленькую комнатушку в общежитии на «Мясокомбинате». Её третий ребенок – Султан – родился очень слабым и болезненным, врачи сразу же диагностировали у малыша эпилепсию. Не имея ни помощи, ни поддержки, Гульшат отдала ребенка в детский дом. А сама поехала в Джамбейту, забирать своих старших детей. Ни муж, ни его родные этому не противились.

«Шесть лет мы с детьми жили в общежитии на «Мясокомбинате», – вспоминает Гульшат. – Всякое было – оставляла детей одних, когда уходила на работу, просила соседей присмотреть за ними. Когда Султан чуть подрос, забрала и его из детдома».

А потом одинокая мать решилась и пошла на прием к акиму города – просить жилье для себя и своих детей. Денег на аренду квартиры ей катастрофически не хватало.

Крохотный домик за женским монастырем тогдашний аким Алтай Кульгинов смог выделить семье Байгуттиевых в качестве временного жилья.

Одновременно Гульшат встала в очередь на коммунальное жилье как неполная семья. Тогда же в ее жизни произошли и другие серьезные перемены – она встретила мужчину, с которым ей захотелось создать семью.

«Самое главное для меня – этот человек не пьет, всех детей любит одинаково, никого не разделяет, – откровенно говорит женщина. – Меня люди часто спрашивают: «Зачем столько детей родила?» А мне всегда хотелось, чтобы в моей семье было много детей, чтобы они не росли в одиночку, как я. Муж мой простой человек, мало зарабатывает, но он очень надежный и добрый».

Кстати, уже в городе Гульшат, будучи взрослой женщиной, нашла своих братьев от второго брака отца. С самим отцом она мало общалась, он скончался через несколько лет после ее переезда в город. Зато мачеха продолжает поддерживать многодетную семью – в праздники она собирает всех своих родных у себя в доме, не забывая при этом и семью Гульшат. Именно эта женщина ухаживает за ребятишками, если мама с кем-то из малышей лежит в больнице.

Для ипотеки – бедные, для пособий – богатые

«Мои дети часто болеют, – объясняет многодетная мама. – Наша времянка старая и очень сырая. В дождь по стенам вода течет. Мы пробовали ее подремонтировать, но чтобы полностью заменить всю крышу, нужны большие деньги. А их у нас нет».

Гульшат Байгуттиева мечтает о собственном жилье для своих ребятишек – просторном и светлом. Но за 6 лет, что женщина стоит в очереди на коммунальное жилье, ее очередь продвинулась вперед на 400 с небольшим нуждающихся семей-счастливчиков, получивших жилье от государства: с 1881 номера в 2012 году до 1448 – в ноябре 2018 года.

В прошлом году женщина вышла на работу в Дом-интернат для инвалидов и престарелых, и уже спустя несколько месяцев подала документы на ипотеку. Говорит, что решение это далось ей с трудом – боязно было оставлять грудного малыша, уходя в ночную смену, ведь Султанчику на тот момент едва исполнилось 8 месяцев. Но с детьми был отец. И у матери было сильное желание зарабатывать, чтобы приобрести квартиру.

Она дает нехитрый расклад своих доходов: пенсия Султана – 69 тысяч тенге, адресная помощь на 7 детей – 10500 тенге, ее пособие как многодетной матери, обладательницы подвески «Күміс алқа» – 15300 тенге и зарплата технички интерната – еще 52 тысячи тенге.

По подсчетам женщины, этого дохода должно было хватить на двухкомнатную квартиру по ипотеке. И в городском отделе ЖКХ ее заявление на участие в госпрограмме по приобретению ипотечного жилья даже одобрили. Но в облфилиале Казахстанской ипотечной компании в оформлении кредита на покупку квартиры Байгуттиевым отказали.

«Мне обидно, что когда я обратилась в собес за материальной помощью, там пересчитали все наши копейки и сказали, что нашего дохода достаточно на всю семью, – говорит Гульшат. – У нас есть превышение дохода на каждого члена семьи 1400 тенге. В выплате материальной помощи нам отказали. А когда я пошла оформлять ипотеку, менеджеры КИКа пенсию Султана, пособия на детей в наш доход не внесли».

В январе 2019 года, по словам многодетной мамы, она была на приеме у акима города Мурата Мукаева и высказала ему свои обиды по поводу несправедливости в оказании помощи многодетным. Однако, как вспоминает Гульшат, глава города смог ей ответить только то, что у банков есть свои внутренние правила, а пособия рассчитываются по особой методике.

Денег до конца месяца не хватает

Я прошу Гульшат рассказать, как она распределяет свои траты.

«Большая часть денег – около 60 тысяч тенге – уходит на питание, – рассказывает мама-героиня. – Мои дети любят манты, бешбармак, лагман. Мясо в чистом виде я позволить себе не могу – это очень дорого, поэтому покупаю субпродукты – почки, печень, легкие. Мешок муки мы раз в месяц берем обязательно – денег до пенсии и зарплаты всегда не хватает, и тогда мы сами печем хлеб, баурсаки. Мука нас всегда спасает от голода».

Еще от голода Байгуттиевых спасают волонтеры во главе с Галией Беккужиевой и матушка Людмила из женского монастыря, которые помогают многодетной семье деньгами и продуктами.

Галия привозит в эту семью не только продуктовую помощь, но и вещи для ребятишек, которые по всему городу собирают для семей, оказавшихся в трудной материальной ситуации, неравнодушные уральцы.

«Старшим детям – Диане и Ернуру я стараюсь покупать новые вещи, они ведь уже большие. Обижаются иногда, говорят, что хотели бы одеваться по-современному, иметь хорошие телефоны, – говорит Гульшат. – Себе я не могу позволить купить даже лишние носки – на них у меня денег не остается».

В продуктовой корзине Байгуттиевых – рис, рожки, картофель, лук. Раз в неделю женщина старается покупать детям фрукты, чтобы они ели хоть какие-то витамины. Конфеты они видят лишь в день зарплаты мамы или отца – лакомствами своих детей Гульшат баловать не может – денег на это семье не хватает.

Ежемесячно, по ее словам, около 15 тысяч тенге она тратит на лекарства – у всех деток очень слабый иммунитет, к тому же свои лекарства нужны Султану и Диане.

«Сейчас в поликлиниках бесплатные лекарства детям практически не дают – все приходится покупать самой, – объясняет мама семерых ребятишек. – К Султану даже «Скорая» отказывается приезжать, когда у него приступ. «Далеко вы живете, – говорят. – К вам трудно добраться». Я сама уже научилась ему первую помощь оказывать, когда у него судороги».

Комуслуги, проезд на автобусах в школу детям «съедают» еще около 20 тысяч тенге из бюджета многодетной семьи. Кстати, в 2018 году к двум старшим детям присоединились и двое младших – Акколем пошла в нулевой класс, а Бекзат – в мини-центр.

«Учиться детям в школе нравится. Уроки они делают, помогая во всем друг другу. А Акколем нередко читает для всех стихи вслух. Я в детстве тоже любила стихи наизусть учить, рассказывать их в классе, литературу очень любила, мечтала учителем стать, – улыбается Гульшат. – Может, Акколем мою мечту исполнит – станет филологом, будет преподавать литературу. Так хочется, чтобы все мои дети нашли в жизни свой правильный путь».

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top