Для перемен созрели?

18 июня 2020
0
2315

«КСК работают плохо, деньги платим – услуг никаких, канализация засорена, трубы «текут», подвал сырой, оплату повысили…» – недовольствуют жильцы многоэтажек. «Средств нет. На те «копейки», что вы платите, качественно не обслужишь», – разводя руками, апеллируют члены правлений КСК. Попробуем разобраться в этих спорах.

Некоторое время назад мы писали о деятельности КСК «Управдом», по жалобе членов кооператива по улице Магистральная. И вот опять поступил звонок, но уже от жителей дома № 24 по улице Молдагуловой: на отсутствие ремонта, изношенность инженерных сетей в подвале, его затопление талыми водами в весенний период…

«В это время стоит такая вонь – не продохнуть. И никому нет дела до этого, – говорит Юрий Воронин. – Эта ситуация повторяется каждый год, как и другая… – вздыхает он. – Несколько лет назад я был на работе, сдавали объект. В это время мою квартиру вскрыли без свидетелей и участкового. Оказалось, протопил нижних жильцов, они не смогли найти сантехника из КСК и безуспешно пытались самостоятельно перекрыть подачу горячей воды в подвале. Она текла до вечера. С соседями состоялись «разборки». Порыв трубы произошел на стыке в перекрытии. Через два года инцидент повторился.

За пятьдесят лет здесь не было ни одного капитального ремонта, – продолжает мужчина. – По договору ежегодно должны делать отмостку, профилактику коммуникаций, производить спил старых деревьев, угрожающих здоровью. В прошлом году обломалась огромная ветка, хорошо, что не упала никому на голову, иначе… Кто должен это контролировать и реагировать на сигнал?

Сейчас в КСК новый председатель. Приехал один раз на собрание с жильцами, они к нему – с просьбами и претензиями, а он рукой махнул, сказав: «Вы платите, а мы решим, на какие нужды направить», и уехал. Никто не отчитывается за проделанную работу, да ее и нет. Сантехника не дозовешься, приходится звать со стороны. Куда уходят деньги? Я перестал платить. Жильцы написали заявление с просьбой перерасчета, собрали подписи».

«У нас ситуация еще хуже, и опасней, я бы сказал», – включается в беседу Алексей Костин из квартиры № 44, приглашая в свой подъезд. Мужчины показывают на трещину между панельными плитами, идущую до пятого этажа, где она значительно расширяется, отходит штукатурка. В квартире щель, проходящая через прихожую и кухню, заделана цементом. «Мы боимся, что дом развалится, – обеспокоенно говорит Алексей. – Через трещину и обои пробивался свет из соседней квартиры, пока мы все не отодрали и не зашпаклевали толстым слоем». «Посмотрите на батарею отопления, она держится на основной трубе, радиатор сместился в сторону, и крючки, на которой она висела, остались не у дел. Боимся, что стена завалится на нас», – добавляет жительница квартиры тетя Зина.

Положение незавидное. Снаружи дома трещина тоже заметна. Я не строитель и делать выводы не берусь. Возможно, это выкрошился обычный межпанельный шов, а может быть, температурно-осадочный, поскольку поверх него висит усохший черный шнур, похожий на уплотнительный. Нужны специалисты.

С этими вопросами я обратилась в ПКСК «Управдом». Ответ ожидаемый: не хватает средств. «На нашем балансе 47 домов. В каждом из них обязательно найдутся два-три человека, недовольных работой КСК, сами не хотят платить и настраивают остальных жильцов против. Договоров с ними нет, есть перечень обязательных услуг, входящих в эксплуатационные расходы по содержанию жилого фонда в местах общего пользования, и он составляется в каждом КСК. Что в него вносить, решают на собрании. Заделка швов в этот перечень не входит. На все нужны деньги, к примеру, ремонт подъезда обходится в сто тысяч тенге. Эти работы относятся к целевым расходам, и владельцы квартир должны отчислять на них деньги отдельно – 0,1 процента ежегодно. Кто это делает? – говорит исполняющий обязанности председателя правления Абилкайыр Амирбаев, поясняя тонкости расчетов, отчислений, налогов и всю бухгалтерию подотчетного ему хозяйства. Утруждать читателя не буду, любой потребитель может прийти и получить информацию. Впрочем, как и ознакомиться с перечнем услуг, чтобы не ожидать от КСК больше обозначенного. – Свои обязательства мы выполняем согласно имеющимся средствам. Тариф низкий, работать трудно, но мы его не повышаем, понимая, что людям и так нелегко. Ну как оплачивать коммунальные услуги бабушке с минимальной пенсией?»

Абилкайыр Амирбаев подчеркнул, что жильцы дома не обращались в ПКСК для вызова комиссии по обследованию технического состояния здания, и он не в курсе этой проблемы. К слову заметил, что работа подобной комиссии недешева – 500 тысяч тенге, причем независимо от того, в доме два или шесть подъездов.

Болезненно переживают уральцы повышение тарифа на коммунальные услуги КСК. Для сравнения возьмем три кооператива, находящиеся в одном районе города: «Управдом», «Строитель» и «Кристалл». В первом КСК тариф за один квадратный метр площади 25 тенге, во втором – 29 тг, а в третьем – 44 тг. «Почему, – спрашивают жильцы, относящиеся к «Кристаллу», – мы платим чуть ли не в два раза больше с февраля, а в соседних домах – меньше? И у них чисто, сухо и тепло, они справляются. У нас и раньше была высокая оплата, а сейчас вообще никуда не годится. Зато они не обидели себя в зарплатах». Председатель «Кристалла» на жалобы потребителей не реагирует, отвечая: «Можно не повышать и ничего не делать, а мы – работаем». В то время как бухгалтер КСК «Строитель» пояснила: «Мы следуем закону, поэтому не повышаем на столько».

Как сказали в Ассоциации кооперативов собственников квартир, в нее входит 22 КСК. «Почему некоторые КСК увеличили тариф, причем намного, а другие нет?» – поинтересовалась автор материала у председателя Ассоциации. «Ежегодно происходит инфляция, в полтора раза увеличилась зарплата, дорожают материалы, работы, а перечень услуг остается прежним. По новому законодательству дворник должен получать 42,5 тысячи тенге в месяц, из каких источников ему платить? Те, у кого изменились тарифы, применили коэффициент инфляции, – объясняет Нурлан Шабдаров. – Перечень работ и тариф утверждается на общем собрании собственников, но люди не приходят на него. Провести опрос – тоже проблема. В прошлом году десять процентов городских КСК обанкротились. При этом тридцать процентов квартир сдаются в аренду, то есть собственники квартир делают бизнес. Принято решение – тарифы будут утверждаться местными исполнительными органами. Пока же КСК сами ищут выход». «Что делать с трещиной в доме?» – «К сожалению, в городе много домов, которые в той или иной степени разрушаются. Но КСК не должен и не в состоянии производить подобные строительные работы, для этого существует программа модернизации жилого фонда».

Таков расклад. Неутешительный. Однако 7 января текущего года в законодательстве о жилищно-коммунальном хозяйстве появились изменения, напомнил Абилкайыр Амирбаев, они направлены на создание ОСИ – объединений собственников имущества, взамен КСК. То есть ОСИ обретет свой счет в банке, и средства будут тратиться только на этот дом, в то время, как сейчас все деньги поступают на общий счет и расходуются на все дома, независимо от платежеспособности собственников квартир и других факторов. Персонал в ОСИ не предусмотрен, планируется заключение договоров на обслуживание с сервисными или управляющими компаниями. Это не значит, что КСК ликвидируют полностью, они могут реорганизоваться в компании по обслуживанию домов и сервисные центры. Сейчас идет подготовительный этап, завершить работы в этом направлении намечено до 1 июля 2022 года.

Так что будем надеяться на лучшее. Однако уже сейчас есть проблема, существующая всегда – трудно найти людей, согласных стать председателями ОСИ или доверенными лицами и взять на себя ответственную работу по содержанию кондоминиума. Да, «общей копилки» не будет, но, вероятно, что неплательщики также не переведутся, и из трудного материального положения придется выбираться самим.

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top