Дар патриарха

11 января 2018
0
61

Он вновь взволновал культурную общественность Приуралья, хотя его уже нет с нами. Впрочем, мы и не забываем о нем, а кто не был знаком, то, встречаясь с метким словом и мудрыми мыслями в его книгах, восхищается талантом. Николай Григорьевич Чесноков, журналист, писатель, краевед, лауреат Международной премии имени М. Шолохова, полковник в отставке, имеющий более двадцати правительственных наград, почетный гражданин Уральска, посвятил свою жизнь истории и сам стал ее частью.

Из-под его пера вышло двенадцать книг: «Уральску 350 лет», «На краю Руси обширной», «На куполах столетий отблеск», «Расправа. Голод» и другие. Последняя, самая весомая – двухтомник «Город малиновых зорь», по ней можно увлеченно изучать историю нашего края. Первоначально она печаталась в газете «ИНФОРМБИРЖА news», и горожане делали вырезки из нее, пока не вышла одним изданием.

Перелопатив архивные материалы двадцатых годов прошлого столетия, Николай Григорьевич донес до современников события, от которых пробегают мурашки по телу. Процитирую отрывок из его произведения «Расправа. Голод»: «Трудно поверить в то, что нормальный человек, борющийся за счастье людей, может равнодушно взирать на беды народа, провоцируя их. Это явное отклонение от нормы. Но так было в гражданскую войну и после нее: говорили о благе, творя зло и бездолье. Массовую гибель миллионов и несчастье почти всех ради призрачного счастья в будущем мы называли социалистической революцией.

…Еще с весны 1921 года начался наплыв в город истощенных голодом беженцев и больных с признаками голодания. Столыпинский бульвар, Казенный сад, старый и новый базары, городской рынок на Туркестанской площади, где давно уже никто и ничем не торговал, улицы – весь город кишмя кишел оборванными, завшивевшими, изможденными людьми. Почти у каждой подворотни сидели с протянутыми руками старики, старушки, матери с детьми, малолетние беспризорники. И тут же, где сидели, оставались на ночь.

Обычная картина того времени: идет, покачиваясь, зелено-желтый человек, вернее, ковыляет, опираясь на палочку одной рукой, а другой придерживается за стены домов и заборы. Встанет перевести дух и тут же осядет – и вот он очередной труп. Лица детей похожи на состарившихся лилипутов, а померкшие глаза в синеватой одутловатой оправе напоминают увядшие цветы, так никому и не подаренные». Так описывает прошлое Уральска автор, умевший подмечать и называть вещи своими именами.

Книги автора и его личная библиотека переданы в дар областной универсальной научной библиотеке имени Жубана Молдагалиева, а это ни много ни мало – семь тысяч экземпляров, что может составить фонд сельской библиотеки. Невольно вспоминается кабинет писателя. Вряд ли кому-то приходилось видеть подобные. Большая комната от пола до потолка уставлена полками, тесно забитыми книгами, словно находишься не в квартире, а в библиотеке. Они – всюду, где только можно, и разнообразной тематики, что говорит об интересах и широте его взглядов. И это самое большое богатство, что было в семье Чесноковых. Я говорю уже «было», потому что в октябре прошлого года ушла из жизни его верная спутница Ида Алексеевна, педагог, чуткая, тактичная, любящая женщина. Они были как две половинки целого.

Писатель трудился в окружении книг, помимо которых в кабинете находилось много интересных, занятных вещичек: гербарии, сушеный осетр, редкие фотографии, портрет Пушкина – любимого поэта… «Стучал» на старой печатной машинке. Мне довелось увидеть еще одно скрытое от посторонних взглядов место, где вдруг возникшие мысли писателя быстрой строкой ложились на бумагу. Спальню, его кровать, на стене у которой на веревочке висели ручка с маленьким фонариком и блокнот. Так Николай Григорьевич записывал кратко то, что приходило к нему среди ночи, чтобы поутру облечь это в более емкие, глубокие фразы и тексты.

Простой человек, обходительный, чувствительный. По-отечески относившийся ко всем. В последнее время он был сухоньким, казалось, дунет сильный ветер, и его унесет. Но нет, стойкий внутри, он опирался на трость и продолжал свой путь. Ежедневно гулял по проспекту, заходя в нашу редакцию за газетами, и непременно целовал ручки знакомым женщинам, одаривая комплиментами. По-доброму, тонко, иронизировал:

Духовная цивилизация
Сменяется технической.
И нечего за старое цепляться
Поэзией лирической.
Чтоб с веком наравне казаться,
Достаточно уменья развлекаться.
День без иронии и шутки –
Считай, потерянные сутки:
Не прожил их, а прожевал,
Проспал, промямлил, проморгал.
К прекрасному мы потеряли вкус.
Важнейшее сегодня из искусств –
Уменье обнажаться донага
Да изощренно уложить врага.

Эти и многие другие строки – лаконичные, острые, шуточные вошли в сборник «Рифмованной прозы жизни», в котором можно найти умозаключения обо всех сторонах нашего бытия. Эту книгу помогла ему издать группа компаний «Конденсат».

В библиотеке Молдагалиева прошла презентация книг, подаренных семьей Чеснокова. Сериальные издания классической художественной литературы, современной фантастики, библиотеки приключений, «Литературных памятников», зарубежной, русской литературы, справочные издания: энциклопедии, словари, «ЖЗЛ», поэтические сборники классиков… Много краеведческих изданий, представляющих интерес для уральцев: история казачества, литературное Приуралье, серия «Уральская библиотека» издательства «Оптима», географические карты нашей области – сороковых годов издания. Самые ветхие книги датируются двадцатыми годами прошлого столетия, а «Талмудъ» доктора Бернфельда – 1902 годом. Есть и музыкальные издания, оперные либретто русских и зарубежных авторов, пластинки, диски, словом, всего не перечислить.

«По записям Николая Григорьевича до 1986 года, книг насчитывалось шесть тысяч, а сейчас около восьми. Часть из них он завещал внукам, остальные мы предлагали знакомым, но ни у кого не нашлось места, и вот откликнулась библиотека. Ида Алексеевна очень переживала за судьбу библиотеки, – рассказывает Майра Казбековна, сноха Николая Григорьевича. – Мы очень рады, что книги востребованы, ими смогут пользоваться не только горожане, но и сельские жители. Часть библиотеки увезла с собой внучка Юлия, окончившая МГУ и унаследовавшая дело деда. Она работает в Москве, редактором политической программы «60 минут». Николай Григорьевич, будучи патриотом своего края, очень любил город, от предложения переехать в Алматы отказался. Переживал, когда сносились памятники истории».

Многие инициативные предложения краеведа нашли воплощение в нашем городе. Например, русский драматический театр получил имя А.Н. Островского, и таких примеров немало, напоминает писатель, лауреат премии имени П.И. Рычкова Александр Ялфимов, замечая, что нередким выражением его было: «Ничего подобного!», после которого собеседникам приходилось искать новую достоверную информацию. Но при этом, по словам поэтессы Тамары Шабарениной, он умел признаваться в своих ошибках и менять убеждения с течением времени. Душа у него, журналиста с большой буквы, подчеркивает она, была поэтической.

«И отзывчивой, – продолжает Геннадий Мухин. – На заре создания нашего музея «Старый Уральскъ», 15 лет назад, мы пригласили Николая Григорьевича, и он все эти годы тесно сотрудничал с нами. Родоначальник уральского краеведения, наставник, учитель, товарищ, подарил музею свою фронтовую гимнастерку, история которой заключается в следующем. Когда закончилась Великая Отечественная война, королева Англии Елизавета распорядилась, чтобы закупили добротную ткань и пошили тысячу гимнастерок для советских офицеров, одним из них был Николай Григорьевич. У нас хранится его трость, рукоять которой вырезана в виде головы «горыныча», рукописи, редкие фотоснимки, сухой осетренок.

Он был очень ответственным человеком, – продолжает директор музея, – когда мы открывали памятник Савичеву, он уже плохо чувствовал себя, и я, позвонив ему, сказал: «Я обязан Вас пригласить, но, может быть, Вы не придете?». Однако он ответил, что придет и выступит. Через несколько дней его не стало, работал до последнего дня».

Надо сказать, что жизнь супругов Чесноковых не баловала: из троих детей двоих они потеряли при жизни. Несмотря на нелегкие жизненные перипетии, они были очень светлыми, неравнодушными, гостеприимными людьми.

«В моей жизни Николай Григорьевич сыграл важную роль. Я, сельский мальчишка, мечтал стать журналистом, и первым наставником у меня был Николай Григорьевич. Меня поражало, что, будучи требовательным к творчеству, он оставался доброжелательным к материалам других, подбадривал, помогал», – добавил штрих к его портрету Владислав Ярлов.

В завершении презентации директор старейшей в Казахстане универсальной библиотеки Шолпан Уразаева назвала передачу книг большим событием в городе, выразив слова благодарности за бесценный дар, внесший вклад в культуру и просвещение жителей Приуралья.

Хочется думать, что на книгах появится экслибрис, который будет пробуждать в читателях интерес к личности Николая Григорьевича Чеснокова, его жизни, творчеству, добрым делам. А нас будут согревать воспоминания и чувство гордости, что судьба подарила нам знакомство с этим неординарным, прекрасной души человеком.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top