Черные метки из прошлого

9 июля 2020
0
699

В Америке рушат памятники ее основателям – все они поставлены, по мнению протестующих, расистам. Добрались даже до памятников открывателю континента – Колумбу. Борьбу с памятниками поддержали в Великобритании и других странах Европы. Потомки черных рабов мстят своим поработителям, отыгрываясь на каменных изваяниях?

И ничего, кроме бизнеса

О рабстве в США мы знали, пожалуй, из книги «Хижина дяди Тома», а о войне между Югом и Севером – из «Унесенных ветром». О том, что в самой «демократической» стране только во второй половине XIX века официально отменили рабство, а до второй половины века XX-го существовало на законных основаниях такое понятие, как сегрегация, то есть, разделение по расовому признаку, говорить было не принято. Таблички «Только для белых» до 1964 (!) года висели в США повсюду: в ресторанах, парикмахерских, на вокзалах. Школы, больницы, даже туалеты и кладбища были «белые» и «черные». Чернокожее население не имело равных возможностей получить образование, лечение, работу. Да что там! Они не имели права жить рядом с «белыми» домами, купить билет в вагон первого класса поезда. Маяковский в 20-е годы прошлого века, побывав в Америке, писал: «Белый ест ананас спелый, черный – гнилью моченый. Белый работу делает белую, черную работу делает черный».

И те, которых видел поэт, и сегодняшние – потомки невольников, вывезенных из Африки.

По большому счету, первоначально богатство и процветание и Старого, и Нового Света было основано на рабском труде миллионов чернокожих рабов (позже США стали наживаться на войнах). Началось все почти сразу после того, как Колумб открыл Америку, то есть четыре столетия назад, и Европа начала расширять свои колонии за счет нового континента. Его надо было осваивать, для этого нужна рабочая сила – дешевая, а лучше и вовсе бесплатная. Коренные жители – индейцы – в рабы идти не желали, воевали, сопротивлялись. Их попросту уничтожали – оружием, лишением территории и пищи, завезенными болезнями. А африканцы на роль рабов подходили идеально: и к климату привычны, и к местным болезням устойчивы, и физически крепкие и выносливые. К тому же, у африканцев имелся опыт работы на плантациях: в большинстве своем они и на родине работали на своих местных, тоже чернокожих, князьков, которые и меняли их на разные европейские товары у прибывших белых наемников.

Сколько миллионов чернокожего населения за четыре столетия вывезли «бледнолицые братья» в США, Латинскую Америку и Европу, точно неизвестно. Считается, что несколько десятков миллионов. Кто их считал? Их везли закованными в кандалы, в трюмах кораблей, в нечеловеческих условиях, без воды, еды, воздуха и – простите – туалета. И они, несмотря на то, что отбирали молодых и здоровых – тысячами погибали по дороге. Особенно преуспела в транспортировке рабов Британская империя: «живой товар» приносил баснословные прибыли. Британцы так увлеклись этим «бизнесом», что поставляли рабов не только в свои колонии в Северной Америке и на Карибах, но и в колонии Испании и Франции. В 1672 году Лондон ввел монополию на торговлю рабами. Преуспела в этом деле и Португалия. В колониях Великобритании доля рабов составляла до 40 процентов населения. Почти половина семей Нью-Йорка имела в собственности невольников. И их количество росло, ведь они рожали детей.

В южных штатах США чернокожих нещадно эксплуатировали на плантациях, в шахтах. Они добывали уголь, выращивали хлопок, сахар, табак. «Почему и сахар белый-белый должен делать черный негр?» – спрашивал наивный раб у своего хозяина в поэме Маяковского. За рабами присматривал надсмотрщик с тяжелой плетью, за любую провинность негров нещадно секли.

Дети рабов автоматически становились собственностью хозяина. Иногда это были дети и самого белого господина – использовать чернокожих девушек в качестве наложниц – явление распространенное. Дети от белых – мулаты – на невольничьем рынке ценились выше.

На Севере отношение к черным рабам было более гуманным. Их, в основном, использовали на домашних работах – прислугой, кухарками, няньками и даже кормилицами детей белых господ. Часто они становились почти что членами семей. Помните Мамушку из «Унесенных ветром»? «Эта необъятных размеров негритянка с черной лоснящейся кожей чистокровной африканки была душой и телом предана семейству О,Хара и являлась главным оплотом хозяйки дома, грозой всех слуг и нередко причиной слез трех хозяйских дочек. Мамушка считала всех О,Хара своей непререкаемой собственностью, принадлежащей ей со всеми потрохами, мыслями и чувствами…»

о таких «мамушек» были единицы – кому повезет. И, наверное, они действительно были преданы своим господам за лучшую, чем у соплеменников, жизнь, хотя в художественном произведении не грех и приукрасить. У тех же О,Хара на плантациях тоже трудились рабы, абсолютно бесправные. Отношение к ним регулировалось только одним – волей и совестью хозяина.

Ку-клукс-клан и суды Линча

Чтобы уж окончательно избавить и Европу, и Новый Свет от угрызений совести, пропагандировалась идея о неполноценности черной расы и превосходстве белой (то же самое, что делал потом Гитлер по отношению ко всем другим народам), и это продолжалось столетиями.

Война за независимость США от Великобритании (1775-1783) ничего не изменила в положении чернокожего населения. В своей знаменитой, самой демократической конституции США о рабстве не было ни слова.

Только в 1808 году Американский конгресс запретил ввозить новых рабов. Но их продолжали ввозить подпольно еще несколько десятилетий. В северных штатах рабство начали отменять в начале XIX века. Чернокожие с Юга массово бежали на Север Америки. Южные штаты стали выходить из состава США, и в 1861 году началась гражданская война Севера и Юга (в романе «Унесенные ветром» описывается этот период).

Только в 1862 году президент США Авраам Линкольн издал декларацию об эмансипации темнокожего населения США. Но расовое неравноправие только набирало обороты. Запрещались даже смешанные браки.

Многие слышали про такую организацию – Ку-клукс-клан. Она была создана еще в 1862 году как клуб для ветеранов конфедерации. Бывшие солдаты сначала дурачились в белых одеяниях и пугали чернокожих. Но потом клан разросся на 11 штатов, в него входили и чиновники разных рангов, и шерифы, и судьи. Они охотились за чернокожими активистами, политиками, сжигали дома африканцев, отбирали земли, устраивали «суды Линча». Расправлялись с неграми жестоко, свидетелей не оставляли. Только в отдельных штатах с ними боролись по-настоящему. Губернатор Техаса создал специальное подразделение по борьбе с кланом, которое на 40 процентов состояло из темнокожих. В 1872 году организацию наконец-то запретили и закрыли.

Но в 1915 году она вновь активизировалась. Притихла после революции 1917 года в России. Недаром же в поэме Маяковского черный раб осмеливается задавать белому хозяину неудобные вопросы. «Откуда знать ему, что с таким вопросом нужно обращаться в Коминтерн, в Москву?» – пишет поэт. Но страх перед Коминтерном и «красной» угрозой не изменил отношения к чернокожим.

Восстания и бунты черных против белых сопровождают всю историю Америки. В 1919 году в Чикаго противостояние продолжалось две недели. Причиной стало убийство на пляже для белых чернокожего юноши, который осмелился подплыть туда.

Мечта Лютера Кинга

После окончания Второй мировой войны и осуждения на Нюрнбергском трибунале «арийского» расизма в Америке задумались: а не подрывает ли их расизм веру в демократию? В 1948 году президент Гарри Трумэн призвал к отмене сегрегации в приеме на работу, дать чернокожим право голоса и – служить в американской армии, воевать на чужих территориях в составе интегрированных войск.

Президент Эйзенхауэр пошел еще дальше, он разрешил детям с темным цветом кожи учиться вместе с белыми детьми в одной школе.

В 1956 году отменили сегрегацию в автобусах. Это произошло после того, как чернокожий проповедник и защитник прав Мартин Лютер Кинг предложил собратьям объявить бойкот и не стали ездить в автобусах, пересев на велосипеды и такси со «своими» водителями. А поскольку пассажирами автобусов были в основном чернокожие, автобусные фирмы стали нести убытки. Но отношение к чернокожим все равно оставалось прежним. Их могли «не замечать» в магазинах, не обслуживать в кафе.

Трагедия превращается в фарс

Для борьбы с неравноправием образовались организации, куда входили не только черные, но и белые.

В августе 1963 года лидер борьбы за права «цветных» баптистский священник Мартин Лютер Кинг организовал в Вашингтоне мирный марш протеста против расизма. Огромная толпа, на 80 процентов состоящая из черных, подошла к памятнику Линкольну, где Кинг произнес свою знаменитую речь «У меня есть мечта».

«Я мечтаю, что однажды на красных холмах Джорджии сыновья бывших рабов и сыновья бывших рабовладельцев смогут сидеть вместе за братским столом. Я мечтаю о том, что наступит день и даже штат Миссисипи, изнемогающий от жары несправедливости и гнёта, превратится в оазис свободы и справедливости. Я мечтаю, что придёт день, когда мои четыре ребёнка будут жить в стране, где они будут судимы не по цвету их кожи, а в соответствии с их личностными качествами. Я мечтаю сегодня! Я мечтаю сегодня, что однажды в Алабаме с её злобными расистами и губернатором, именно в Алабаме, маленькие чёрные мальчики и девочки возьмутся как сёстры и братья за руки с маленькими белыми мальчиками и девочками».

Так говорил проповедник в августе 1963 года. А в сентябре того же года в Алабаме в баптистской церкви куклуксклановцы взорвали бомбу, и погибли четыре африканских девочки. Самого Кинга застрелил белый американец в 1968 году.

Это уже клиника

Не дожил Кинг до исполнения своей мечты. Да и не мог дожить: и в наши дни расовое неравноправие в Америке никуда не делось. Более низкий уровень жизни, образования криминализирует негритянское население: по статистике они совершают в США наибольшее количество преступлений. И таких, как Мартин Лютер Кинг, тоже нет. Протесты теперь больше напоминают погромы. Сакральными жертвами могут стать уголовники.

Американские полицейские не церемонятся в применении оружия при неповиновении. Белых они убивают не меньше, чем черных, при том, что в полиции служит много чернокожих. Но протесты всякий раз начинаются, если жертвой оказывается афроамериканец. Кто-то умело пользуется этим. Массовый психоз по поводу смерти уголовника Флойда в США набирает обороты. Золотой гроб с его телом таскали по городам, провезли в катафалке по главной улице Хьюстона, где он родился, установили в церкви, отменили занятия в школах и университетах, транслировали в прямом эфире на всю Америку! В Вашингтоне толпа преклонила колени на 8 минут 46 секунд, кто-то подсчитал, что ровно столько нога полицейского давила на шею Флойда. Кандидат от демократов конгресса Джо Байден со слезами записал видеообращение, в котором призывал ровно на столько же продлить «минуту молчания».

Маразм все крепчает. На месте гибели Флойда установили большую ванну и в этой купели стали «крестить» «паломников». Желающих – и черных, и белых – немало. Их окунают с головой в одну воду, невзирая на коронавирус. Уже пошли слухи о свершаемых на этом месте чудесах исцеления. Америка сошла с ума, а Флойд на небесах корчится от хохота? Нет, прав был Маяковский: «Я б Америку закрыл, почистил, а потом опять открыл». Сегодня бы написал – и полечил. Однозначно – американскому обществу требуется психиатр.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top