Черногорский след… Петра Третьего

11 мая 2017
0
1158

Пётр IIIВ начале 1766 года в черногорской деревне Майна, что на Адриатическом побережье Средиземного моря, появился знахарь-чужестранец. Называл он себя Степаном Малым, лечил всех желающих, а деньги брал только тогда, когда больной выздоравливал.
Черногория того времени была формально независимой страной, управляемой митрополитами из знатного рода Ингушей. Однако на её территории всё время появлялись то турецкие, то венецианские войска. Побережье страны контролировалось Венецией, в городе Которе находился её наместник.

И вот знахарь Степан повсюду стал говорить о том, что черногорцы должны жить в мире, прекратить свои кровавые распри и объединиться против турецкого засилья. Он обращался с письмом к венецианскому дожу, просил подготовиться к скорому визиту «свет-императора». В августе-сентябре 1767 года по окрестным селам разнеслась весть, что батрак из деревни Майна – русский царь Пётр III.

Об этом удивительном факте писал кандидат исторических наук Василий Мицуров. При этом он пояснил следующие обстоятельства:

«О России черногорцы узнали ещё при Петре Великом. Русский царь обратился к черногорцам, чтобы те присоединились к нему в борьбе против турок, обещая им за это награду от Бога и свою царскую милость.

Черногорцы взяли тогда в осаду находившиеся на их территории турецкие крепости. Однако после Прутского похода Петра I (1711 год), окончившегося неудачей, и ухода русских войск из Молдавии черногорцам не удалось прогнать турок со своей земли. Но Пётр помнил о Черногории. Он пригласил в Петербург митрополита Даниила, оказывал этой стране материальную помощь» («Калейдоскоп НЛО», 2014 г., № 19).

Сразу после того как Степан «признался»  в своём «царском» происхождении, нашлись люди, которые «узнали» в нём внука Петра Великого. Марко Танович, например, находившейся на военной службе в России в 1753-1759 годах, уверял всех, что Степан – вылитый государь Петр Фёдорович.

14 октября в горном селе Цегличи совет старшин принял Степана уже как царя. Затем тот встретился с митрополитом Саввой, фактическим правителем страны. Степан стал упрекать черногорское духовенство в стяжательстве и других пороках. Митрополит пал Степану в ноги.

В конце октября в Цетинье состоялось всенародное собрание (скупщина), на которое съехалось около семи тысяч человек. Степан был признан не только русским царём, но и правителем Черногории, что удостоверялось специальной грамотой. На скупщине зачитали и первый указ нового правителя о запрещении обычая кровной мести.

Венецианские власти боялись трогать Степана Малого. В начале ноября Степан объехал всю Черногорию, везде его встречали с ликованием.

Многие догадывались, что Степан – не император Пётр III, которого, кстати, не было в живых уже несколько лет. Но ставшее символом имя из великой православной России творило чудеса. Достоверных сведений о его происхождении нет. Степан хорошо говорил по-сербски, владел немецким, французским, итальянским, турецким, а, возможно, и русским языками. Ему в то время было лет 35-38.

Митрополит Савва с трудом мирился с возвышением самозванца. Он обратился к русскому послу в Константинополе А.М. Обрескову. Посол ответил: «Удивлюсь, что ваше преосвященство впали в равное с нашим народом заблуждение». Митрополит сразу же разослал копии письма русского посла во все черногорские общины.

В феврале 1768 года в монастыре Станевичи, резиденции Саввы, было созвано собрание старшин. Степан публично обвинил  митрополита в служении интересам Венеции, а также в спекуляции земельными участками и расхищении поступивших из России ценностей. Степан начал создавать более современное государство. Государственная власть была отделена от власти церковной. Введены наказания за убийство, воровство и угон чужого скота, за умыкание женщин, двоежёнство, создан суд из 12-ти человек, началась перепись населения.

Новому государю приходилось маневрировать между Венецией и Турцией. Он понимал, что маленькой Черногории в открытой войне с ними не выстоять. Венецианцы пытались отравить Степана, затем решились на открытые военные действия в прибрежных областях.

Вскоре десять черногорских племён, находившихся под турецким управлением, восстали и признали Степана своим царём. Степан же не хотел воевать с турками. Он обещал Константинополю сохранить вассальную зависимость и убеждал, что «было бы грешно проливать столько невинной крови как турок, так и черногорцев, и хорошо, что мы живём в мире».

Он готов был даже платить налоги Турции и вернуть захваченных заложников. Но война против черногорцев всё-таки началась. Казалось, турки, используя своё численное превосходство, буквально сметут с лица земли эту маленькую страну. Но тут началась Русско-турецкая война – турецкому командованию пришлось перебрасывать войска из Черногории к Дунаю.

Летом 1769 года Екатерина II отправила в Черногорию князя Ю.В. Долгорукова. Князь вёз воззвание к черногорцам с призывом подниматься на борьбу против турецкого засилья. Русские везли также порох и свинец. Однако перед князем, видимо, была поставлена задача разоблачить самозванца.

С группой офицеров и солдат Долгоруков добрался через горы к монастырю в Цетинье, где его встретили с радостью. Долгорукову удалось убедить черногорских старшин, что Степан – это не Пётр III, после чего самозванца посадили в монастырскую тюрьму.

Однако уже в конце октября его освободили и присвоили российский офицерский чин. А Долгоруков объявил, что оставляет Степана начальником в Черногории. Затем князь отбыл со своим отрядом, чтобы присоединиться к Средиземноморской эскадре графа Алексея Орлова, с которым у Степана уже наладилась связь.

Граф Орлов всё ещё надеялся поднять широкое восстание христианского населения против турок, и Степан, пользовавшийся большой поддержкой народа, был ему нужен.

Осенью 1770 года со Степаном случилось несчастье. Когда он руководил прокладкой горной дороги, рядом с ним взорвался заряд пороха. Степан потерял зрение, был изувечен. Ещё два года прожил он в монастыре Дольние Брчели. К нему постоянно приезжали за советом. Он по-прежнему оставался символом черногорской независимости. Турки его боялись, ненавидели и подослали к нему наёмного убийцу, а в октябре 1773 года Степана не стало…

Автор: Александр Суетин

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top