Чье собачье дело?

16 мая 2019
0
92

Бездомные собаки по-прежнему под прицелом винтовок ветеринарной службы. Обвиняя в агрессии хвостатых, люди сами проявляют необъяснимую жестокость. Если в ветеринарную станцию поступил звонок, животных, скорее всего, найдут и уничтожат. Смертельную инъекцию могут ввести не сразу, а через три дня, но это неважно, потому что нового хозяина для них в это время никто не ищет.

Волонтеры пытаются собак и кошек спасать, объединяются в общества защиты животных, бьют в набат и арендуют питомники. Но силы неравны. Хвостатые размножаются, мест в приютах общественных объединений не хватает, а власть выделяет средства лишь на отлов и уничтожение. Например, в прошлом году ни много, ни мало 56 млн. тенге.

Виталий Недоба, организатор благотворительного общества «Я хочу жить», не без волнения рассказывает о непростой ситуации с бродячими животными. Сегодня он снова забрал у ветеринаров нескольких собак, спас их от верной гибели.

– Трое щенков остались там, но взять из Круглоозерновского питомника я их не смог. Вы же знаете, что там полная антисанитария, попав туда, щенки моментально заражаются, они все равно погибнут. Это не приют для собак, а настоящий концлагерь, – возмущенно говорит он.

ЗКАТУ имени Жангир хана хочет сам заняться лечением и кастрацией бродячих животных. В областном акимате по этому поводу даже прошли переговоры. Вуз разработал и представил свой бизнес-план, в котором специалисты подробно разъяснили, как они станут решать данную проблему. Привели цифры, факты, расписали предполагаемую динамику. Одобрят предложение или нет, неизвестно, обсуждать вопрос будут депутаты городского маслихата. Но уже понятно одно – у вуза есть для этого все необходимое – ветеринарная клиника, лаборатория, врачи, студенты, которые смогут проходить практику. Виталий в благополучный исход дела просто не верит, объясняет, что на повестку дня депутатам этот вопрос уже выносили, но все осталось без изменений. Гораздо проще и дешевле животных умертвить.

Декан факультета ветеринарной медицины и биотехнологии Биржан Елеубаевич Нургалиев, а также заведующий кафедрой «Незаразные болезни и морфология» Бекжанар Мустакапович Сидихов, на предложение поговорить о проблеме бездомных животных откликнулись сразу. Рассказали о проекте, показали операционные и лаборатории ветеринарной клиники вуза. В разговоре принимал участие ветеринарный хирург, доцент кафедры незаразных болезней, кандидат ветеринарных наук Аманжол Кусаинович Днекешев. Он объяснил, как университет собирается лечить и стерилизовать собак и кошек. После проведенных мероприятий животных вернут на свое место.

– Если ветеринарная станция уничтожит собак и кошек, просто перестреляет всех, вы думаете, проблем не будет? – задает вопрос Бекжанар Мустакапович. – Ничего подобного. Пищевая зона пустой не останется, на место убитых собак и кошек придут лисы, крысы, мыши. Какое из зол худшее?

Ветеринарный факультет в университете существует с самого начала. За это время дипломы ветврачей получили сотни выпускников. Только в прошлом году – 64. Практически все трудоустраиваются, но в городе по-прежнему не хватает ветврачей и клиник. У молодых специалистов нет опыта работы с такими животными, как кошки и собаки.

Студенческая ветеринарная клиника вполне похожа на профессиональную. То же операционное оборудование, лаборатории, несколько кабинетов для теоретических занятий. Но вуз, по инициативе ректора Аскара Мырзахметовича Наметова, готов заняться вопросом бродячих собак серьезно, и уже этим летом планируется начать расширение клиники и строительство питомника для животных. Так можно «убить двух зайцев» и ни одной собаки. Во-первых, студенты могут практиковаться: лечить, кастрировать, стерилизовать кошек и собак, не обязательно бездомных, можно и домашних. Во-вторых, вуз пополнит казну.

В ветеринарной клинике, которую планируют расширить, будет проводиться клинический осмотр животных на наличие инфекционных и инвазивных заболеваний. Сюда же входят вакцинация, дегельминтизация. Кроме того, в целях регулирования численности собак и кошек проводится та самая кастрация. Согласно бизнес-проекту в день клиника сможет обслуживать от 3 до 5 собак и кошек. Время содержания самок в приюте – до 7 дней, а самцов – до 3. В месяц обработку пройдут 124-130 собак и кошек. И только не поддающиеся лечению будут усыплены.

Специалисты ветеринарной станции настаивают: возвращать в обычную среду даже после стерилизации собак нельзя. Они будут кусать людей.

Аманжол Кусаинович Днекешев ветеринарный врач и хирург, уверяет, особь после кастрации прекращает воспроизводительную функцию, а также становится менее агрессивной. Стерилизация самок, с его слов, дело отнюдь не простое и не дешевое.

– Полостная операция – это удаление половых желез (яичников) и матки под общей анестезией. На мышцы и кожу брюшной стенки накладываются швы, которые обрабатывают в постоперационный период антисептическими растворами, – говорит он. – Для защиты швов от разлизывания и загрязнения на собаку надевают попону, в которой она должна ходить до их снятия.

После стерилизации (кастрации) у собаки прекращается половой цикл, исчезают признаки полового поведения.

В социальном аспекте стерилизация (кастрация) самок и самцов в раннем возрасте – это гуманное отношение к животным и контроль численности безнадзорных собак и нежелательного потомства.

– Лечение, вакцинация, стерилизация стоят недешево. Но государство деньги выделяет, правда на уничтожение животных, – возмущаются волонтеры. – Средства просто можно перенаправить. Отдать в вуз для того, чтобы животных действительно лишали возможности плодиться.

– Я далек от медицины и ветеринарии, но даже я понимаю, что проблему можно начать решать гуманным способом, – говорит возмущенный Виталий.

Биржан Елеубаевич перечисляет возможные услуги для котов и собак. Вакцинация особи – 1500 тенге, дегельминтизация – 150 тенге, кастрация котов – 2500 тенге, собак – 5000 тенге, обработка ран – 1800 тенге, чипирование – 600 тенге. Есть еще затраты на отлов животных и содержание их после операции. Сумма выходит приличная, но проблема того стоит, ведь мы живем в цивилизованном государстве.

А ведь около десяти лет назад даже в Индии был предложен способ «Отлов — стерилизация — возвращение». Самок отлавливают, стерилизуют, делают прививки от бешенства, ставят какую-нибудь метку и возвращают обратно на ту же улицу. Для стран с тёплым климатом главная угроза от бездомных собак – вовсе не укусы, а в первую очередь бешенство.

Нюше не больше года. Рыжая собачка, беспородная, но крайне симпатичная. К поводку и ошейнику не очень привычна, поэтому пытается от него избавиться.

Ей повезло больше, чем другим. Ее вырвали из рук ветеринаров, нашли для нее хозяйку, с которой очень даже хорошо поладили. Теперь живет в квартире. Пожилая женщина балует любимицу, покупает ей сосиски и мороженое, которое Нюша очень любит.

Желающих помогать приютам не так много. Брошенные животные – слишком тяжелое зрелище для эмоционального человека. Потому некоторые волонтеры приходят, проводят какое-то время с животными, уходят и больше не возвращаются. И люди, занимающиеся спасением собак, кажутся настоящими героями.

– Я к животным отношусь нормально, по-человечески, – говорит Елена Иноземцева. – Думаю, что это нормальное свойство каждого – реагировать таким образом. Меня удивляет, когда иначе. Если человек каким-то образом вредит живому, то его надо воспитывать.

Защищаю я животных как человек. И считаю, что каждый должен вести себя так же, потому что это нормально.

А разве нормальный может говорить, что надо их убивать? Кто может это поддерживать и кого это может не возмущать?

У нас есть в Круглоозерном питомник для собак. Это настоящий лагерь смерти. Он построен только для того, чтобы сказать: вот у нас есть пункт; нужно же какое-то место, куда будут привозить собак перед тем, как их убить.

Впрочем, может быть, действительно что-то изменится, ведь заместитель акима области Гали Искалиев на своей странице в социальной сети Facebook опубликовал пост, в котором отметил, что в области имеются серьезные проблемы с бродячими животными.

В Уральске много бездомных собак и кошек, и это стало большой проблемой города. Это опасно для людей, это портит вид города, уничтожение животных негуманно. У него на приеме были руководители обществ по защите прав животных. Они требуют территорию для приюта.

Стоит отметить, что аким области поручил найти решение проблемы бродячих животных. В этой связи, по словам Гали Искалиева, акиматом подготовлена бизнес-модель проекта ГЧП.

– Снижение количества бродячих животных будет идти через массовую стерилизацию и кастрацию бродячих животных без их умерщвления. Акимат вернёт инвестиции в строительство приюта и будет оплачивать ветеринарные услуги. Открытым остается вопрос – кто будет заниматься отловом и доставкой животных в приют. Сейчас эта функция у государственной компании «Вет сервис», и я готов отдать эту функцию на рынок на условиях ГЧП на 3-10 лет. Частному предпринимателю нужно купить спецтехнику, оборудование. Инвестиции акимат вернет и будет оплачивать услуги. Сразу скажу, что это не высокомаржинальный бизнес, и нужны будут предприниматели, которые смогут эту функцию выполнять без расчета на большую прибыль.

Фото ЗКАТУ, а также Виталия НедобЫ

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top