Благое дело

29 октября 2015
0
1449

О том, чье погребение было обнаружено в Старом соборе после вскрытия пола, как власти пытались скомпрометировать священника, и о многих других тайнах прошлого рассказывает в своей книге «Уральские храмы» писатель-краевед Владимир Кутищев.

«Отрадно осознавать, что люди придают значение тому, как жили наши предки. До революции у нас было 30 тысяч населения, а храмов – 18. И где они? Их уничтожили. Спасибо за книгу, она послужит и нам, и детям, и внукам. Божье благословение всем», – с этих слов владыки Антония началась презентация книги в областной филармонии.

– Я вспоминаю свои детские и юношеские годы, когда в Старом соборе был музей, среди экспонатов висела огромная рыбина, – рассказывает Владимир Кутищев. – В подростковом возрасте больше интересуешься пистолетами, ножами, а то, что это был когда-то храм, я не задумывался. Много лет спустя, когда он стал функционировать как церковь, заходя туда, я чувствовал неловкость, словно был не достоин находиться там, грязноват, что ли, и это ощущение долго преследовало меня, – признается он. – История православия у нас своеобразна и интересна. Первоначально храмов не было, но один из обрядов – погребение, предусматривал творить молитву, поэтому стали появляться люди, выполнявшие роль священников. Оседавший на постоянное место жительства народ начал понемногу строить храмы: простенькие, деревянные.

Город застраивался плотно, так легче обеспечивалась безопасность. Как писал исследователь Рычков: «Улицы в нем по большей части тесны и некоторые так узки, что двум телегам разъехаться почти невозможно». Скученность построек приводила к большому ущербу при часто случавшихся в то время пожарах, от которых сгорали и церкви, а вместе с ними – иконы, богослужебные книги, документы, артефакты казачьей истории. Постепенно все восстанавливалось, развивалось, расширялся и город, возводились новые храмы.

– Одним из первых построили собор Михаила Архангела. Он неоднократно подвергался угрозе затопления Уралом, и народ побаивался, что очередной весной его смоет. Тогда власти решили построить новый. И как только решение было принято, река на удивление… утихомирилась, оставив его в покое, – улыбается рассказчик. – Надо отдать должное людям, возводившим его, поскольку профессионалов среди них не было. Доморощенные строители, руководимые зодчим, допустили много погрешностей: собор был очень темен, окон мало, к тому же они ассиметричны, поэтому впоследствии многое приходилось подправлять.

– Что касается Александро-Невского собора, то дело было так, – акцентирует краевед. – Владыка Оренбургский, приехав сюда, не увидел ни одной православной церкви, были только старообрядческие и единоверческие. Из Оренбурга срочно прибыл батальон, который и построил ее в короткие сроки. Вскоре начались службы, офицеры и чиновники принимали православие, это помогало им в продвижении по карьерной лестнице. Местные священники активно занялись миссионерской работой среди единоверцев, которая заканчивалась тем, что многие стали получать русские имена и фамилии.

– С Николаевским собором случилась целая коллизия. Гурьев по территориальному расположению относился к Уральскому казачьему войску, а Николаевская церковь – к Астраханской епархии, и чего только ни делалось, чтобы убрать священника, даже готовы были его скомпрометировать. Атаман Бородин написал письмо, что якобы духовному лицу они платят жалование, а оно является астраханским, как так? Хотя на самом деле никто никому не платил. И уральские казаки поторопились возвести храм, чтобы их не опередили астраханцы, которые впоследствии начнут селиться на казачьей земле. К сожалению, перед войной он был разрушен.

– У Николаевской церкви на Чагане своя история. По сути, она старообрядческая, и туда не пускали священников из других приходов, даже владыка не смог ее посетить. Сближение с остальным клиром Уральска началось тогда, когда стали привозить Табынскую икону Божией Матери, перенося ее из одного в другой храм. Но об этом и других церквях, которые находились в тюрьме, сельскохозяйственной школе, войсковой женской гимназии и так далее, будет в следующем издании.

Владимир Владимирович добрым словом помянул Николая Фокина, из книги которого он приводил цитаты, заметив, что многие документы, на которые ссылался предыдущий автор, он не смог найти. Подчеркнул, что Николай Иванович в свое время совершил подвиг, написав эту книгу, когда на подобные темы не разрешалось говорить, а свет она увидела только в 2002 году. Для нынешнего автора она стала настольной.

Дал оценку изданию вице-консул РФ в Уральске Юрий Пономарев, отметив, что собраны сведения о жителях и священнослужителях, принимавших активное участие в спасении имущества приходов и церквей в годы борьбы с религией и не щадивших себя за веру, можно встретить фамилии людей, живущих ныне и испытывающих гордость за предков. Юрий Петрович вручил нагрудный знак 70-летия Победы в Великой Отечественной войне писателю-краеведу, потомственному казаку Александру Ялфимову.

Нина Пустобаева, руководитель турфирмы, заметила, что о православных храмах писали Карпов, Савичев, Белый, Фокин, Чесноков, автор делает ссылки на авторитетных людей, им проведена большая работа. Однако же Карпов считал, что строительство собора Михаила Архангела начато в начале 18 века, а закончено в 30-40-х годах, а Владимир Владимирович пришел к выводу, что он был построен значительно раньше, в 17 веке. И замечательно то, что описываются события 20-30-50-х вплоть по 2014 год. Книга пригодится школьникам, студентам, экскурсоводам и другим неравнодушным к истории людям.

Хорошим дополнением к презентации стал макет Александро-Невского собора (работа Василия Ковалева), который в 30-х годах прошлого века был разрушен; находился он в районе сегодняшнего сквера Жубана Молдагалиева, а также фотографии старого Уральска, показанные на слайдах, по которым автор сделал сравнительный анализ, заострив внимание публики на некоторых из них.

Лауреат литературных премий Александр Ялфимов сказал, автор занялся святым делом, взяв на себя большую ответственность, чтобы донести до нас то, что мы должны знать: что за народ жил на Урале, к которому испытывали неприязнь – из-за норова, и одновременно восхищались; как писал журналист Борис Пышкин, казаки и казачки снимали с себя перстни, кольца, серьги, бросая в общий котел для литья колоколов для церквей. Затронута самая главная тема – веры и духовности.

Архиепископ Уральский и Гурьевский Антоний вручил Владимиру Кутищеву юбилейную медаль «В память 1000-летия преставления равноапостольного великого князя Владимира», отметив, что он «приносит большую пользу обществу» и выразив надежду на продолжение благих дел. К слову, Владимир Владимирович подхватил эстафету Натальи Сладковой по выпуску словаря казачьих фамилий.

Презентация завершилась концертом.

Фото: Ярослав Кулик

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top