Беженцы

31 июля 2014
0
645

Они бежали от войны. У кого-то там, на Юго-Востоке Украины, не осталось ничего, что было нажито, а кто-то не знает, стоит ли еще его дом и живы ли оставшиеся там близкие. С собой они привезли страх. За тысячу с лишним километров от войны этот страх все равно сидит в них.

Фото: www.yuga.ru

 

Они привыкают к тишине, но вздрагивают от громких звуков. В тихом Уральске они боятся уже не обстрелов и смерти, а самой своей принадлежности к мятежному региону. В разговоре осторожно прощупывают собеседника: на чьей он стороне – украинских властей или ополченцев Донбасса. Просят не называть их имен. Официально беженцами они не считаются: сюда приехали, потому что здесь есть родня. Пресс-секретарь госдепа США Джейн Псаки, когда говорит, что из Украины едут не беженцы, а «туристы», в каком-то смысле права. Во всяком случае, в Казахстан едут к родне.

Надежда Георгиевна приехала из Славянска. Там у нее остались два сына, поэтому она просит не называть не только ее фамилию, но и настоящее имя. Стараясь прощупать мою позицию, осторожно говорит:

– Я ведь еще два месяца назад приехала, что там сейчас – знаю тоже из новостей. Украинские каналы одно показывают, российские – другое. Кому верить?

Когда я возражаю, что трудно не верить видеокадрам взрывов, разрушенных домов, трупов, похорон, свидетельствам очевидцев, она смелеет:

– Донбасс долго терпел. Мы на майдане не были, мы работали. И когда они там протестовали, и когда власть делили. Нас столько лет ни во что не ставили, а Донбасс всю Украину кормил. Мы в выборах не участвовали, Порошенко не выбирали, мы свой выбор сделали на референдуме. Мы многого не просили – чтобы нас услышали, учли наше мнение, а они послали на нас танки. Я – русская, мой родной язык – русский. И все у нас на Донбассе говорят на русском. Почему нам хотят запретить говорить на родном языке? С этой властью мы жить не хотим, она нас за людей не считает. Яценюк нас так и назвал – недочеловеки. Как только они нас не называют: террористы, сепаратисты, колорады, ватники. Теперь вот – недочеловеки. Когда я слышу, что нашу землю продали американцам, потому что там нашли сланцевый газ, и ее надо зачистить от людей, про фильтрационные лагеря после этой зачистки, у меня мороз по коже.

Я первая произношу то, что она опасается сказать вслух: «Это же фашизм…»

– Разве мы когда-нибудь могли себе такое представить? – подхватывает она. – У меня дед воевал с фашистами, а это свои! Какой красивый, уютный, зеленый был наш Славянск! Во что они его превратили! Ведь не мы же пошли во Львов, а они пришли к нам на наш Донбасс. Я люблю эту землю, я люблю наш Славянск, я хочу вернуться туда!

Родственники советуют ей не смотреть телевизор. Но она не может. Особенно если со Славянском нет связи, а это бывает часто.

Она говорит спокойно. И я понимаю, что нет таких слов, которыми можно было бы передать то, что она и ее земляки испытывают, когда начинается ад бомбежек и на их глазах людей разрывает на куски. Это не способна передать даже картинка в телевизоре. А самое страшное, что это делает с ними власть страны, которую они считали своей родиной. Владимир (фамилию тоже просил не называть) приехал из Одессы еще до того, как там устроили Хатынь в Доме профсоюзов. Он сам позвонил в редакцию, просил помочь с оформлением документов. В Уральске у него живет мама. Говорит, что уехал после того, как в Одессе появились молодчики в одежде с фашистской символикой, с ветеранов стали срывать георгиевские ленточки, а правительство объявило всеобщую мобилизацию.

– За отказ идти в армию – уголовная ответственность. Моих знакомых просто пришли и забрали. Поэтому я решил уехать, и вовремя, – рассказывает он. – Здесь, в миграционной службе, отнеслись с пониманием, помогли, спасибо им.

По его словам, беженцев с Украины в Уральске довольно много – когда он оформлял документы, только из Одессы было трое. В управлении по миграции неофициально подтвердили: приехавших с Восточной Украины много, но беженцев мало: приезжают к родственникам, вроде как погостить. Но для нас – если люди бегут, значит – беженцы, не важно, есть или нет у них такого статуса.

Созидает лишь любовь

В Интернете та же информация: в Казахстане беженцев с Украины нет. Тем не менее, информация о том, что на границе не пустили в Казахстан женщину с шестью детьми из Луганска (кажется, она добиралась до Кустаная, и у нее не было документов) вызвала бурю обсуждений, которые поражают своей агрессивностью.

«Не пускать ни за что! Через полгода они нам тут устроят Донецкую республику! Пусть дуют в Россию! Через полгода они будут кричать, чтобы Путин их спас». «Казахстан – мусульманская страна. Пусть дуют в рашку». «По-этапно зачистить все и закрыть границу».

Но на этом сайте хотя бы допускаются другие комментарии.

Шынар:
«Поосторожней с выражениями. А то на Украине так же начинали: вдруг бы им немцы освобождение принесли, из Бандеры героя сделали и т.д. Мы, Казахстан, дружная страна, у нас нет разделения на нации, а за некоторых комментаторов просто стыдно становится, просто нацисты. От двух семей беженцев мы точно не обеднеем».

Алексей:
«Донецкую республику вам здесь устроят США, когда придет очередь Казахстана. Они не просто убивают людей, они уничтожают государства и народы. Это фашизм, американский фашизм! И поверьте – они придут к нам, в Казахстан, когда им это будет нужно. И вот таких ограниченных будут использовать для достижения своих геополитических целей».

Марат:
«Уважаемые соотечественники и просто друзья. Мир и без того полон ненависти, которую порождают несчастные люди. Они собственную несостоятельность и закомплексованность выражают в ненависти к другим. Сам казах, а жена у меня славянка. Мы родились в стране Советов, где люди не замечали национальных и расовых различий, а все потому, что их деды заплатили слишком большую цену за вопрос национализма. И болен на голову тот, кто после такой цены способен попрекать по национальному признаку. Дай, Всевышний, нашему народу мудрости не натворить беды в этих вопросах, избавить от ненависти и даруй всем мир».

А это пишет тот, кого власти Украины назвали «недочеловеком».

«Прощай, «не вмерла ще краина», страна без чести, без мозгов, с таким ущербно-слезным гимном, с извечным поиском врагов. С тупою завистью и злобой ко всем, кто лучше и умней. Живи с фашистами. Попробуй. И дай мне жить в Моей Стране. Бери с собой ножи, гиляку, майдан, героев во гробах. Иди в Европу, в схроны, в с…ку, коль там комфортнее тебе. Когда-то и тебе подарит Бог счастье вникнуть в смыслы слов – что ненависть не созидает, а созидает лишь Любовь!»

Сайт одной местной газеты постоянно публикует блоги российских и казахстанских так называемых правозащитников и проамериканских политиков, которые называют ополченцев Донбасса сепаратистами, Россию – агрессором, и во всем видят «руку Кремля». Делают они это привычно передергивая, перевирая, но четко определяя главных врагов – Россия, русские, Путин. В комментариях к таким статьям – остервенелая злоба, ненависть, оскорбления президента России, обвинения русских во всех смертных грехах и в собственных несчастьях. А самое страшное – бурная радость от гибели людей в городах Донбасса и в Московском метро – так, мол, им и надо, колорадам и ватникам. Некто признается, что «не задумываясь спустит курок против шовиков, сочувствующих сепаратистам». Другой призывает «мочить террористов в Донецке, Луганске и заживем, как в Европе». Третий предлагает «зачистить все города и закрыть границы». Автор одного из этих комментариев пишет под ником «казахи-патриоты», именно так – во множественном числе.

Надо же, а мы считаем патриотами тех казахов, которые сражались на фронтах Великой Отечественной, защищая нашу общую Родину, тех, кто ковал победу в тылу, кто принял десятки тысяч эвакуированных, делил с ними кров и хлеб, восстанавливал разрушенное после войны народное хозяйство, кто всегда отличался сочувствием и гостеприимством, кто сегодня строит действительно независимый Казахстан.

Утешает, что злобные комментарии писаны, как под копирку (аргументов-то кроме ненависти и злобы нет) и, похоже, исходят от одних и тех же авторов. Другое мнение здесь допускается редко, тем более дорогого стоит. «Патриотам» отвечает Оян Казах:

«Мой настоящий казах никогда не оставлял сироту! Миллионами спасал чеченцев, которых обессиленными выбросили с вагонов, и немцев, и украинцев! Сегодня, когда птицы будут гнездиться на многочисленных стадах животных, нас настраивают друг против друга! Я думаю, здравый смысл восторжествует!»

Адиль:
«Не обращайте внимания, я казах, и готов принять украинцев, как принимали мои предки, по-нашему, по-казахстански – добром и теплом. А остальные… Не факт, что казахи пишут… Подписаться может каждый госдеповец США». 

Уверена, что под этими словами готов поставить подпись практически каждый казахстанец.

У женщины из Славянска эмоции прорываются только в конце нашего разговора. Дрогнувшим голосом она говорит: «Не дай вам Бог такое испытать – ни вам, ни вашим детям, ни вашим внукам». Такие слова я слышала только от тех, кто прошел Великую Отечественную войну. И всегда они казались только словами: ну не может такое повториться никогда! На Украине повторилось. И в самом худшем варианте, когда пришедшая в результате государственного переворота власть под знаменами национализма начала карательную операцию против своих же граждан – тех, кто не захотел с этой властью мириться. И как бы ни называли противоборствующие стороны, пора назвать вещи своими именами: с одной стороны воюют фашисты, с другой – антифашисты.

Нам нельзя допустить такое в Казахстане. Ведь там, на Украине, сначала победили в информационной войне, заморочив молодежи головы национализмом, создав образ врага в лице России и русских.

На вопросы о том, какие права имеют беженцы в Казахстане, отвечает заместитель начальника ДВД ЗКО С.Б. Мукатов:

– Имеют ли право граждане Казахстана принимать у себя беженцев из Украины?

– В соответствии с законодательством Республики Казахстан любой иностранец или лицо без гражданства может ходатайствовать о присвоении статуса беженца, независимо от наличия родственников или других принимающих лиц, проживающих в Республике Казахстан.

– Какие документы должен иметь при себе беженец?

– Беженцы должны имеет документы, удостоверяющие личность, если лицо, ищущее убежище, заявило об отсутствии у него документов, сведения о нем записываются с его слов.

– На что имеют право беженцы?

– В соответствии со ст. 9 Закона РК «О беженцах», беженцы имеют право на:

1. Убежище;

2. Запрос информации от соответствующих уполномоченных органов о родственниках, проживающих в стране происхождения;

3. Обжалование решения уполномоченного органа об отказе в продлении, лишении или прекращении статуса беженца;

4. Добровольное возвращение в страну происхождения или переезд в любую другую страну;

5. Медицинское обслуживание в соответствии с законодательством Республики Казахстан;

6. Судебную защиту имущественных и личных неимущественных благ и прав;

7. Свободу труда или предпринимательской деятельности в соответствии с законодательством Республики Казахстан;

8. Вывоз привезенного с собой, а также законно нажитого на территории РК имущества в другую страну, в которую ему предоставлено право въезда или поселения;

9. Получение удостоверения беженца и проездного документа.

– Какое время беженцы могут находиться на территории РК? Может ли быть продлен срок пребывания, если на родине этого человека продолжается война?

– Статус беженца присваивается сроком на один год. При сохранении в стране происхождения беженца прежних обстоятельств, служивших основанием предоставления ему статуса беженца, срок статуса продлевается на один год, и на каждый последующий год на основании заявления, поданного им за месяц до окончания указанного срока.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top