Батыр Даукара

15 марта 2018
0
612

Акыны Приуралья издавна воспевали в своих произведениях местного батыра Даукару Каракожаулы, прославившегося мужеством и силой. Было это давно, лет триста назад, но рассказы о его подвигах, передававшиеся из уст в уста, дошли до наших дней.

Даукара, отличавшийся крепким телосложением и недюжинной силой, завоевал известность еще в юношеском возрасте. Сноровистый и ловкий в конных состязаниях и других играх, одерживал победы не только над сверстниками, но и джигитами намного опытнее и старше его. Однажды в ауле произошел случай, добавивший парню еще большую значимость.

На девушке по линии его матери надумал жениться старый бай, намереваясь сделать ее младшей женой. Родные девушки были против такой судьбы, но не знали, как воспрепятствовать этому. В поисках выхода из сложившейся ситуации, пригласили в гости племянника, имевшего задиристый и беспокойный нрав.

Молодой человек пришел к баю и в шутливом разговоре, по-свойски называя его жезде, то есть шурином, вроде как дружелюбно поддал ему кулаком. От неожиданного удара новоявленный жених вдруг осел и… ушел в мир иной. Трагический исход родственникам несостоявшейся невесты пришлось искупать материально. После выплаты большого куна, неприятная история стала забываться. Многие сватались к красавице, но она отдала сердце своему спасителю.

В те давние времена казахи занимались скотоводством, и это был единственный источник их жизнеобеспечения. Выращивали верблюдов, лошадей, овец, которые служили и пищей, и сырьем для пошива одежды и обуви, и потому хорошие пастбища очень ценились. К несчастью, в местечке, где проживал Даукара Каракожаулы, в нынешнем Каратобинском районе ЗКО, появились кочевники. Калмыкам приглянулись эти земли и они решили осесть здесь. Увещевания и переговоры старейшин с ними ни к чему не привели, начались трения, переросшие в конфликты. Кстати, события происходили в семнадцатом веке, Даукара родился в 1687 году близ нынешнего сельского округа Егиндиколь.

Споры дошли до вооруженного столкновения местного населения с калмыками. К тому времени один из предводителей батыров Есет Буланты, из рода тама, находился уже в преклонном возрасте, и его участие в сражениях все чаще сводилось к руководству.

В этот раз в степи, перед решающей схваткой войск, в поединке сошлись двое: сотник Сейткул и представитель из стана врага. Дрались недолго, но, как выяснилось позже, нечестно. Сейткул одержал победу над противником, но тот задел его копьем, и сотник, не доехав до соплеменников, упал с коня замертво. Оказалось, наконечник оружия был отравлен.

Есет дал команду, и казахи пошли на врага, который тоже не медлил, обрушился лавиной. В минуты критических схваток лицо военачальника меркло как туча, становясь суровым, и лишь с удачным отражением калмыков светлело. К обеду ситуация обострилась, противник подобрался ближе, и вот уже окружил место, где возвышалось знамя казахов.

В какое-то мгновение казахские джигиты потеряли из виду свое знамя, опешив – неужели конец, они окажутся под гнетом пришлых? Через какое-то время оно вновь замаячило, что подняло их дух и придало силы. Ближе к вечеру обессиленные калмыки, потерявшие в численности, все-таки покинули поле брани.

После битвы к Есету вызвали сотника и поднявшего знамя воина. Сотником оказался Сейтимбет, а отличившимся джигитом… Даукара.

Оба они были из рода байбакты. Полководец, собрав батыров и биев всех родов, сказал, что отныне имя Даукара станет боевым кличем (ураном) для всех воинов рода байбакты. С тех пор аксакалы говорили: «Байбақты – елдің қалқаны», что в дословном переводе означает: «Байбакты – щит страны», поскольку многие батыры были выходцами из этого рода, входящего в состав Младшего жуза.

О могучей силе Даукары, имевшего дорогого скакуна – вороного тулпара с белой отметиной на лбу, ходили легенды. По словам аксакалов, однажды он угнал лошадей у одного состоятельного бая из рода алим, и никто не мог прямо сказать ему об этом. Нашелся молодой батыр Бармак, который пришел к понесшему убыток баю и предложил отомстить, поскольку, якобы, Даукара убил его богатого родственника. При этом он поставил два условия: в случае его смерти, не требовать куна. И второе, он все же опасается идти один на него, поэтому возьмет с собой батыра Баянаса.

На первый поединок с Даукарой вышел Баянас, более ловкий и юркий. Дрались долго. И все-таки Баянас погиб от прокола горла. Тогда Бармак, не дав передохнуть Даукаре, с яростью бросился на него. В сражении дошли до реки Жарлы и уже при закате солнца пронзили друг друга копьями. Даукара, сойдя с коня, медленно шел, держась обеими руками за живот. К нему подъехали джигиты, увидели ужасную картину: из раны мужчины свисали внутренности. «Идите за Бармаком. У моего копья нет острия, скорее всего, он тоже недалеко ушел», – с трудом произнес умирающий батыр.

По другой версии Даукара возвращался домой из военного похода, и под покровом ночи на него напали двое. Бармак и Баянас с двух сторон прокололи его. «Я два раза рубанул этих двоих, вроде, моя рука тоже зацепила их. Если их тела заберут к своим, то моё тоже заберите, а если их похоронят там, куда они дошли, то меня похороните здесь. Даже если я умру, пусть моя могила возвышается над ними», – завещал он. Какой из этих эпизодов является истиной, с достоверностью сказать трудно, но то, что Бармак взял в помощники второго батыра, чтобы одолеть Каракожаулы, в этом утверждении предки единодушны.

Батыр Даукара умер в 1751 году в возрасте 64 лет, и похоронен недалеко от поселка Жигерлен. Сейчас там установлен памятник, и западноказахстанцы считают это место сакральным.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top