Азбука Гумара Караша

4 марта 2021
0
1175

Век – не такая уж огромная величина. К этому выводу я пришел, занимаясь поиском свидетельств жизни поколений предшественников. И еще раз убедился в справедливости притчи о том, что все казахи-родственники.

Среди недавно вновь образовавшихся наименований улиц города Уральска появилась улица Гумара Караша. Краткая информация об этой личности гласит: поэт, философ, просветитель.

Заинтересовавшись, вспомнил, что о нем уже слышал от родной тети по отцу – Адии апа, 1900 года рождения. Она хорошо помнила его: он наведывался в аул ее детства к дяде Асету. Дети уважительно называли молда ақа (учитель).

В родной Дниш аул Гумар Караш вернулся в 1912 году после окончания Оренбургского медресе Хусаиния и прохождения двухгодичной практики в школах окрестностей Казани.

В обязательную программу обучения начальной школы Асета молды Днишева входили курсы арабской грамматики, заучивание аятов из Корана, грамматика казахского языка в арабской графике, арифметика, география, рисование, стихосложение, грамматика русского языка.

Ближайшим сподвижником Асета в открытии школы в родном ауле был его друг из соседнего Алтеке аула Галий Бегалиев. Но в Казталовском уезде статьи расходов на этот счет не было. Тогда Асет открыл учебный класс самостоятельно, о чем есть письменное свидетельство Шумбала Достанбаева.

Занятия по всем предметам вел сам Асет молда, за исключением грамматики русского языка, которым он владел недостаточно.

Для ведения уроков русского языка он привлекал своих друзей из числа старшекурсников Оренбургской учительской семинарии, приезжавших на летние каникулы в Дниш аул по вызову Асета Днишева.

Они, одухотворенные желанием учить свой народ грамоте, значительно расширили кругозор учащихся детей аула, недавно перешедшего от кочевого образа жизни к оседлости.
По воспоминаниям моего отца, приезжавшие по вызову учителя часто проводили с учениками дополнительные занятия на природе по естествознанию (ботанике), астрономии, логике, риторике.
Мой отец, Хабиболла Абилевич Днишев (Кабеш), при жизни редко вспоминал о прошлом, внешне был очень сдержанным человеком. Но один его рассказ зимой 1952 года остался в моей памяти сказкой о степном просторе, сыновьях деда Дниша, которые, словно сказочные богатыри, преодолевали испытания природной стихии. Впечатление об этом осталось на всю жизнь.
С годами у меня появилось ощущение чего-то упущенного, очень важного, до сих пор мной не постигнутого…

Уже после смерти отца я стал искать это упущенное время его жизни через живых свидетелей. С интересом слушал воспоминания родных теток – Адии и Жамал, при этом по привычке держал при себе тетрадь для записей самого интересного.

В 1975 году обратился к приехавшему из Джамбула дяде Шумбалу Достанбаеву, 1902 года рождения, участнику Гражданской и Отечественной войн, работавшему вместе с Алмой Оразбаевой. Он при жизни превратился в живую историю.

15 марта 1976 года он отправил мне по почте рукописные воспоминания об интересовавшем меня периоде, о первых учениках аульной школы Асета Днишева.

По воспоминаниям Адии апы, первый учебный класс, в который собрал детей аула Асет молда летом 1912 года, был каким-то сараем, где он усадил около двадцати первых учеников на колени на глиняном полу, застеленной соломой. Только самому младшему из учеников – Кабешу – было позволительно сидеть в вольной позе.

За неимением букваря с алфавитом он использовал книжечки стихов поэта и друга Гумара Караша.

Адия апа назвала их: «Бала тұлпар», «Тұмыш», «Аға тұлпар» (Тұлпар – в переводе с казахского – сказочный конь батыра). Мне представились они книжечками из моего детства советского издательства «Детгиз», выпускавшего их большими тиражами с красивой иллюстрацией.

Все ученики школы Асета молды для закрепления в памяти обязательно выучивали стихи Гумара Караша наизусть, тем самым тренируя память и дикцию для выразительного чтения.

После лета 1912 года, уже в 1913-м учебными классами служили жилые дома родных и двоюродных братьев Асета, проживавших вместе в Дниш ауле, а к 1915 году учебы совместными усилиями братьев был построен дом для школы из двух комнат. Это была первая и пока единственная в степных казахских аулах школа.

По сведениям Казталовского музея, по инициативе Гумара Караша после 1917 года стали строится школы в других аулах.

Уроки по грамматике русского языка в школе Асета Днишева по годам вели: 1913 год – Галий Бегалиев; 1914 – Бекмухамедов; 1915 – Файзулла Галимжанов; 1916 – Билял Сулеев. Из них Бекмухамедов, Галимжанов и Сулеев приезжали по вызову, будучи студентами-старшекурсниками Оренбургской учительской семинарии.

Ни мои тети ни дядя в своих воспоминаниях никто из них не упоминал об участии Гумара Караша в учебном процессе в качестве учителя. Он лишь проявлял большой интерес к аульной школе своего друга и близкого соседа.

Мужья обеих моих тетей – Адии и Жамал – родные братья Исенгалиевы – Кабуш и Умар – родом из одного аула с Гумаром Карашем. Так сложилась судьба, что после гибели в 1921 году Гумара Караша наши роды и аулы породнились.

Обе сестры овдовели – Умар погиб под Сталинградом, Кабуш – рьяный правдолюб и преданный сталинист – умер в декабре 1946 года.

Оставшись с малолетними детьми, сестры перебрались поближе друг к другу.

Для обеих встреча со мной напоминала им их любимого брата Кабеша, ушедшего из жизни летом 1973 года. Обе сестры погружались в воспоминания о детстве и юности в родном ауле в окрестности Кошанколя Казталовского района. Они наизусть читали стихи моего отца, рассказывали об эпизодах из былой жизни в ауле, вспоминали комические сцены из той далекой жизни и дружно смеялись.

Стихи читали по памяти, потому что в ауле из старшего поколения никто не владел грамотой, кроме Асета.

Асет проводил в ауле состязания чтецов, поэтов, вокалистов, в которых вместе с учащимися принимала участие молодежь близлежащих аулов. В роли жюри выступали аксакалы. Состязания проходили за пределами аула на вольном степном просторе.

Выходцы школы Асета Днишева впоследствии создали костяк грамотных активистов по ликвидации безграмотности в Казталовском уезде Бокейординской губернии.

Слушая увлеченно своих тетушек в тот зимний вечер под вой разыгравшейся пурги, порывами бьющей в окна избы, поражался их памяти, богатой речи на родном языке и спешно записывал в тетрадь интересное.

Мне вспомнилась Бакыт Пангалиева (фамилия незнакомая, возможно, по мужу) из книги «Ғұмар Қараш» (издательство «А-Полиграфия» г. Ақтөбе, 2004 г.), прочитавшая автору книги Мақсату Таж-Мұрату с десяток стихов Гумара. Фактически она могла бы прочесть их гораздо больше. Ее имя Бакыт я нашел в тетради Шумбала Достанбаева. Бакыт была в числе первых учениц Асета Днишева вместе с Адией, Рахилой, Камал, Кабибжамал и мальчиками из аула: Шумбал Достанбаев, Газиз Шлаяков, Кабдуш Журекенов, Хабиболла Днишев, Сердигали Досалиев, Жумагали Избасаров и другие. Всего в школу поступили около 20 юношей и девушек (выписка из тетради Ш.Д.).

Только непонятно, как это Бакыт, живя рядом в Караобе, могла напутать, назвав Бокенбая – младшего брата Асета, первооткрывателем школы; неразбериха выясняется сноской 184 на стр. 374, где автор пишет (мектепті ашқан Бөкенбай – жақын ағасы, белгілі журналист Мұса Дінішевтің әкесі); (Бөкенбай – жақын ағасы) – это и есть Асет, только на стр. 136 – явная ошибка, а на стр. 374 – неудачно построенное предложение.

В октябре 2020 года случайно на витрине книжного магазина увидел недавно вышедший в продажу трехтомник Гумара Караша. Сборник стихов 1911-1918 годов и вышедших при жизни автора в издательствах г.г. Уфы, Казани, Оренбурга. Книгами этих стихов пользовался Асет молда Днишев вместо азбуки. Разница с недавно вышедшими лишь в том, что арабский шрифт заменен на кириллицу.

Оказывается, в издании сборника стихов «Аға тұлпар» принимал большое участие Ахмет Байтурсынов, один из лидеров партии Алаш орда. Гумар Караш тоже в свое время не оставался в стороне от участия в ее работе. Один из учителей, приезжавших в Дниш аул по вызову – Билял Сулеев, тоже был арестован органами НКВД в 1934 году, и о дальнейшей его судьбе мне неизвестно.

В самые тяжелые годы джута с массовым падежом скота от бескормицы, когда аулы обнищали до того, что родители не могли привозить детей на занятия, Асет сам верхом на лошади выезжал в аулы, чтобы дети не отставали от учебы. Так вновь образовались учебные классы в аулах.

С 1932 по 1938 год Асет преподает в Казталовке, куда он переехал после большого пожара в Кошанколе, уничтожившего больше половины поселка, где он проживал с семьей. Здание, в котором он преподавал, было полуразрушенной церковью, просуществовавшей до 1938 года. В ней учились преимущественно дети Казталовского детдома. С 1938 по 1948 год Асету освободили под учебный класс две комнаты мальчишеского барака детдома.

С 1948 по 1950 год – до вынужденного отъезда – он преподает в здании школы напротив Казталовского райисполкома.

Вынужденный отъезд Асета Днишева произошел из-за поступившего на него доноса о его связи с алашордынцами. Дружественного отношения с ними он не скрывал, хотя ни в какой партии не состоял и никакой политической агитацией не занимался, просто по возможности помогал семьям арестованных друзей.

Это обстоятельство косвенно не исключает возможной причины отлучения его от преподавательской деятельности.

Через три года, осенью 1953 года, он скончался в возрасте 70 лет. За год до смерти он хотел переехать из Алматинской области в Саратовскую, чтобы поселиться поближе к родине, но не успел…

Трехтомник Гумара Караша, пополнивший мою домашнюю библиотеку в прошлом году, издан Алматинской типографией «Intservice» тиражом 300 экземпляров. В нем в числе других произведений поэта нашел искомые мной сборники стихов «Бала тұлпар», «Тұмыш» и «Аға тұлпар», однако они оказались не сказками, а произведениями большого поэта-просветителя, историка, философа, заставляющего думать.

В сборниках я нашел знакомые стихи, записанные моим отцом в арабской графике под заголовком «Ғұмардан» («От Гумара»), переведенные мне из рукописи отца арабистом-переводчиком Амантаем Исиным в 2010 году в Семипалатинске. Тогда они, прочитанные мной впервые, поразили глубиной мысли, лаконичностью слога, удивительным пониманием природы.

Символично, что в Казталовской антологии «Ұстазым менің, ұстазым…», изданной Уральской типографией «Полиграфсервис» в 2011-м году, на первых страницах ее рядом имена: Гумар Караш и Асет Днишев – первые просветители, высокочтимые народной памятью.

В Казталовской районной газете «Ауыл айнасы» от 20 февраля 2012 года помещена статья главного специалиста акимата Казталовского района Самал Джангереевой под заголовком «Есімі елге таныс Дініш ұрпағы» («Родине знакомые имена потомков Дниша»).

В заключительной части статьи крупным шрифтом выделены строки, представляемые мной читателю в собственном переводе на русский язык (в сокращении): «Население района считает необходимым присвоить имя Асета Днишева одному из учебных заведений. Он посеял ростки знаний среди жителей степных аулов поймы Малого Узеня, зажег светильник знаний, построил первую школу в казахском ауле.

Увековечить его имя – наша обязанность перед будущим и оправдание долга перед многочисленными потомками нашего края».

Бекет Днишев
г. Уральск, 08.01.2021 г.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top