Автомобильный век: уральские страсти

4 июня 2015
1
3020

(Продолжение. Начало в № 22)

Первый выезд Логашкина на автомобиле «FIAT». Рисунок Р. Вафеева

Часть I. Дело присяжного поверенного Логашкина

Итак, в 1899 году Н.М. Логашкин решил посетить Парижскую выставку. Ранее газета «Уралец», следя за публикациями в столичных газетах, сообщала обывателям, что некое Товарищество удешевленных поездок на парижскую выставку предлагало всего за 300 рублей «соблазнительно дешевый способ провести «не менее месяца» в дороге и на выставке». В путевку входило: «содержание, чай, завтрак, обед, квартира, 20 бесплатных посещений выставки, гиды с русским языком, поездки по Парижу и Версалю и т.д., и т.д.». Информируя об этом, «Уралец» интригующе добавлял, что: «Один из наших знакомых, вероятно скептически относящийся ко всяким рекламам, вступил в письменные сношения с с.-петербургским  представителем т-ва, прося дать подробные условия, и любезно получил их за два дня до 1 апреля». Как оказалось, товарищество не раскрывало некоторые важные детали, из-за чего можно было потерять до 167 рублей. А посему, отмечала газета, «Наш знакомый, рискуя «не найти в Париже подходящей квартиры, должен ночевать под открытым небом» и подвергнуться другим опасностям, которыми пугает своих будущих клиентов т-во, решил ехать на выставку на свой страх». Этим любопытным знакомым «Уральца» был Н.М. Логашкин, один из его редакторов и совладельцев. Предусмотрительно обойдясь без сомнительных услуг посредников, летом 1900 года Николай Михайлович самостоятельно посетил Всемирную выставку в Париже, где был особо пленен достижениями только зародившейся автомобильной промышленности. По-видимому, прямо на выставке, в павильоне автомобильной промышленности, он приобрел под заказ самодвижущийся экипаж-автомобиль марки «Фиат». Преисполненный незабываемыми впечатлениями, Логашкин вскоре вернулся в Уральск и рассказал друзьям и знакомым, что ожидает из Франции доселе еще не виданное в местных краях «Европы легкое изделье». Новость тут же распространилась по городу, дойдя до слуха второго героя нашего рассказа. По воле обстоятельств им оказался первый человек края – Военный губернатор Уральской области и наказной атаман Уральского казачьего войска генерал-лейтенант Константин Николаевич Ставровский. В Уральск он был назначен в мае 1899, всего за год с небольшим до приобретения Логашкиным автомобиля. Ставровский сменил на этом посту своего предшественника К.К. Максимовича, отбывшего губернаторствовать в Войско Донское.

К.Н. Ставровский был куда более колоритным персонажем, нежели законопослушный адвокат. На сохранившихся фотографиях он предстает человеком с самоуверенными и властными чертами. Таким он сохранился и в памяти современников-уральцев. К моменту назначения Ставровского в Уральск в городе уже появилась критически мыслящая прогрессивная общественность, сгруппировавшаяся вокруг газеты «Уралец». На ее страницах часто появлялась острая и конструктивная критика действий или бездействий представителей местных властей,  не привыкших к публичным разносам в прессе. Ставровский, учинивший в крае чуть ли не с первых дней своего губернаторства весьма своеобразные порядки, тут же попал под прицел критики. По прошествии лет в Уральске не без оснований вспоминали, что он «любил гоняться за журавлями в небе и управлял краем по принципу «Что мне ваш закон?». Началась изнурительная борьба атамана с газетой и ее организаторами, в числе которых был и Логашкин. Не удивительно, что вскоре независимый и гордый адвокат стал одним из личных неприятелей Ставровского.

Летом 1900 года Н.М. Логашкин, заказав в Париже автомобиль, вернулся в Уральск и стал ожидать покупку. Доброжелатели, конечно же, быстро донесли до Ставровского эту весть, и атаман решил основательно подпортить радость адвоката. Дальнейшие события в буквальном смысле обессмертили имена обоих. В Российском государственном историческом архиве в Санкт-Петербурге сохранилось целое дело с документами, проливающими свет на происшедшее. На них мы и сошлемся, реконструируя детали этих событий.

Первый автомобилист Уральска, присяжный поверенный Н.М. ЛогашкинКак-то от известного уральского краеведа Б.Б. Пышкина мне довелось услышать рассказ, что атаман запретил езду на автомобиле Логашкину только потому, что тот якобы испугал своей машиной ослика, впряженного в прогулочную повозку с его дочерями. Эта история казалась вполне правдоподобной, если бы не открывшиеся факты. Дело в том, что Ставровский запретил Логашкину езду на автомобиле заочно, еще до прибытия авто-экипажа в Уральск. По этому поводу газета «Уралец» в 1900 году сообщала: «один из обывателей г. Уральска, бывший недавно на всемирной выставке, приобрел экипаж-автомобиль; но на днях к этому обывателю г. полицмейстером  г. Уральска объявлено по личному  приказанию его превосходительства военного губернатора Уральской области, что езда на этом экипаже по улицам города Уральска  ему воспрещена. Автомобиль в Уральск еще не прибыл». На состоявшемся год спустя суде начальник уральской полиции полицмейстер  Николай Акимович Ливкин рассказал более подробно о том, как именно состоялся этот запрет. В сохранившемся архивном документе Ливкин сообщает следующее: «как-то в августе  или сентябре месяце 1900 г. по г. Уральску распространился слух, что Логашкин приобрел для себя автомобиль, слух дошел до Губернатора г. Ставровского и он приказал свидетелю передать г. Логашкину, чтобы тот на первое время не ездил на этом автомобиле по главным улицам г. Уральска – Б. Михайловской и Садовой. Он, свидетель, передал по телефону обо всем этом г. Логашкину. Обязательного постановления о воспрещении езды на автомобиле вообще, и Логашкину в частности, издано не было и опубликовано также нигде не было. В объявлении Логашкину воспрещения езды на автомобиле по главным улицам г. Уральска расписки от него отобрано не было. В №112 газеты «Уралец» от 19 сентября было частное сообщение о воспрещении г. Логашкину езды на автомобиле по г. Уральску. Воспрещение г. Губернатора езды на автомобиле относится не к одному г. Логашкину исключительно, а ко всем обывателям г.Уральска в виду общественной безопасности». Как следует из пояснений Ливкина, запрет не был официальным и носил  рекомендательный характер. Трудно сказать, какое впечатление эта «высочайшая» рекомендация произвела на Логашкина, уже ожидавшего заказанную покупку. В 1901 году автомобиль наконец прибыл из Европы в Уральск. Несмотря на запрет атамана, в музейный экспонат свою необычную покупку Логашкин превращать не собирался. В один прекрасный момент автомобиль выехал из ворот под вензелем «НМЛ» прямо на Большую Михайловскую улицу. К сожалению, мы не знаем точной даты, когда случилось это эпохальное событие. Городские газеты почему-то не зафиксировали этот эпизод. Однако полвека спустя об этом событии вспомнит в своей автобиографической книге «Моя жизнь» казак Всеволод Тихонович Логашкин: «… По улице показался автомобиль в виде небольшого трамвайного вагончика, у него двери были сзади. Автомобиль этот принадлежал адвокату Логашкину Николаю Михайловичу, имевшему крупное состояние в несколько миллионов. Автомобиль он приобрел в апреле, наперекор всем богачам города, для похвальбы: смотрите-де, вот каков я, удивляйтесь мною. Да, появление первого автомобиля в захолустном, со своеобразным укладом жизни, городе было, действительно, удивление. Улица сперлась от народа, каждый высказывал свой взгляд на появление автомобиля. Старики говорили: «Это дело-де антихриста», «Это бесовская сила» (…) толпа зевак преградила путь автомобилю, и ему волей-неволей пришлось остановиться. Фырканье мотора и вылетающий газ из выхлопной трубы приводили в страх многих стариков, старух и более молодых. Они шарахались при фырканье мотора. «Матрите! Вишь, разве это не дело антихриста, вишь, как смердит, как в аду». – Начали раздаваться сначала отдельные выкрики, потом слившиеся в общий гул. Посыпались угрозы, полетели камни. Поднялась площадная ругань. «Разнести его по щепке, так его мать». – И если бы в это время не подоспели конные казаки, то едва ли бы автомобиль уцелел, да и находящимся в нем несдобровать. Казаки очистили дорогу, автомобиль повернул обратно, успев отъехать всего два квартала от дома. Так было встречено появление первого автомобиля…».  По видимому, оценив психологическую «неподготовленность» города для езды, в июне того же года Николай Михайлович начал осваивать свой автомобиль на луговых дорогах между городом и садами, где находилась его летняя дача. «Уралец» по этому поводу сообщал «В окрестностях города начал появляться автомобиль. В силу в свое время отмеченного у нас распоряжения, экипаж этот не появляется на улицах города и разгуливает между городом и садом». Эта заметка в №84 газеты «Уралец» за 1901 год и есть первое в истории Уральска официальное упоминание об автомобильной поездке, состоявшейся, как видно из сообщения, не в самом городе, а за его пределами.

На этом месте временно прервемся и обратим внимание непосредственно на приобретение Логашкина. К большому сожалению, ни фотографий, ни толкового описания первого автомобиля, запылившего по улицам Уральска, не сохранилось. Но если верить В.Т. Логашкину, пионером уральского автомобилизма стал «итальянец», автомобиль марки «Фиат». Какой же конкретно модели был автомобиль? Это не трудно установить. Мы имеем точную дату заказа – 1900 год и дату доставки –1901 год.  Обратившись к официальному списку моделей «Фиат», выпускавшихся с момента основания завода, т.е. с 1899 года, увидим, что в 1899-1900 годах выпускалась модель 3 ½ НР, а в 1900-1901 годах модель 6/8 НР (также выпускался малочисленный спортивный вариант 6 HP Corsa, который не берем в расчет).

(Продолжение следует)

«FIAT-6/8Н». Таким был первый автомобиль Уральска

Автор: Рустам Вафеев

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top