Александро-Невский собор

17 сентября 2020
0
125

(Окончание. Начало в №№ 36-37)

Вид с Туркестанской площади. 80-е гг. XIX в.

Впервые вор проник в собор в 1855 году. «Чрез пролом окна из собора было похищено процентными бумагами 900 р. и наличными деньгами 399 руб. Похищенныя процентныя бумаги принадлежали приписанной к собору Казанской баталионной церкви. Но чрез небольшой промежуток времени вор был отыскан полицмейстером Кармановым и часть похищеннаго возвращена».

31 марта 1864 года к собору приписана Николаевская часовня, находившаяся на Меновом дворе, позднее переименованном в Подстепнинский поселок.

Празднование тысячелетней памяти святых Кирилла и Мефодия в 1885 году подвигло церковно-приходское попечительство заказать для собора икону славянских первоучителей и открыть церковно-приходскую школу, назвав ее Кирилло-Мефодиевской. Школа располагалась в двухэтажном здании (первый этаж – каменный, второй – деревянный) напротив южных соборных ворот и была рассчитана на 60 учащихся. На устройство школы потрачено 3500 рублей и сооружена она при деятельном участии старосты Владимирова В.

В ночь с 22 на 23 апреля 1888 года грабители просверлили южную боковую дверь, проломив ее, проникли в храм. Общая стоимость похищенного составила 2000 рублей. В числе похищенного были: большая серебряная вызолоченная дарохранительница, потиры, дискосы и напрестольные кресты. Старостой Владимировым и прихожанами приобретены новые на сумму в 2250 рублей. Самый весомый вклад в это приобретение сделала купчиха Ванюшина А. А., пожертвовав 1500 рублей.

Первоначально собор не имел ограды. Находясь на краю города, на большой площади он нередко становился жертвой местного невежества. По ночам на площадь вываливали золу, навоз, нечистоты.

Во времена атамана Н. А. Веревкина устроили деревянную ограду, но ее обыватели понемногу растащили, и соборная площадь вновь превратилась в место свалки. Игнатьев Р., описавший храм в 1881 году, указывал на отсутствие ограды.

При атамане князе Голицыне Г. С. и при его живейшем участии построена изящная ограда в виде железной решетки на каменном фундаменте и с каменными столбами. Были устроены четверо железных решетчатых ворот в виде арок. На двух углах ограды построены каменные часовни.

После постройки ограды появилась возможность обсадить соборную площадь деревьями. За это лично взялся наказной атаман. «По его приказанию из войсковаго сада доставлены были саженцы разных пород и, под наблюдением самого князя, размещены в ограде в правильном порядке, причем вокруг соборнаго храма оставлена не засаженною небольшая круглая площадка, к которой прилегают три аллеи: одна против южной боковой двери собора, другая – против северной и третья – против главнаго алтаря; аллеи ведут к выходным воротам. Рассадкой садика соборнаго князь сильно заинтересовался и принимал личное участие в поливке его».

Красный флаг над колокольнейВ 1891 году во время празднования 300-летнего юбилея служения Уральского казачьего войска собор посетил наследник-цесаревич, будущий Император Николай II. Сразу же, по прибытии в Уральск, после торжественной встречи, он проследовал в собор «…где в присутствии гражданских чиновников города Уральска, был встречен Преосвященным Макарием, Епископом Оренбургским и Уральским, со всем духовенством. Приложившись к кресту, Его Величество изволил войти в собор, где Ему были поднесены иконы от Уральскаго духовенства, в виде изящнаго складня, и от женскаго монастыря. После краткаго молитвословия, Супругою Наказнаго Атамана Цесаревичу были представлены многия из собравшихся дам. Тут же, в соборе, были собраны воспитанницы Уральской женской гимназии, девочки городских школ, воспитанники войсковаго реальнаго училища и войсковых школ. При выходе из собора, воспитанницы гимназии усыпали путь Его Величества цветами и, как только Цесаревич показался на паперти собора, вновь раздался с новой силой почти несмолкаемый гул восторженных приветствий».

9 ноября 1896 года в день столетия со дня кончины «Великой Матери Отечества» Императрицы Екатерины II состоялось заупокойное священнослужение с присутствием наказного атамана, военных и гражданских чиновников.

30 августа 1900 года собор отпраздновал свое пятидесятилетие. Само празднование началось 29 августа, когда была совершена заупокойная панихида о скончавшихся к тому моменту лицах, прямо или косвенно имевших отношение к построению собора, служивших в нем священно-церковнослужителях и благотворителях. На следующий день состоялась праздничная литургия, совершенная епископом Оренбургским и Уральским Владимиром.

7 октября 1903 года резолюцией епископа Оренбургского и Уральского Владимира звон во всех церквях города приказано было производить с 24 октября одновременно со звоном Александро-Невского собора.

28 октября 1907 года подняты новые «железные, вызолоченные» кресты, вместо «старых, потускневших от времени». Эти кресты приобрели на средства умершей 19 января 1907 года просфорни собора крестьянки Орловой Александры Андреевны, согласно ее завещанию.

7 июня 1908 года сотни уральцев провожали в последний путь убитого в Скворкинской станице атамана 2-го отдела генерал-майора Хорошхина Ивана Павловича. Гроб внесли в собор по пути, усыпанному свежескошенной травой. По окончании отпевания многочисленная процессия, включая Отдельную сотню со знаменем и местную команду, направилась в Николаевский монастырь, где на его кладбище ранее упокоились родные атамана.

25 ноября 1915 года в возрасте 93 лет скончался протоиерей собора Добровидов Алексей Парменович. Пастырь был погребен внутри соборной ограды.

Предчувствие надвигающихся грозных событий подвигло духовенство всех городских церквей 25 октября 1917 года идти крестным ходом к собору. От него процессия двинулась к арке Цесаревича. Там протоиерей Быстролетов «сказал глубоко-прочувственное слово к переживаемому моменту».

26 ноября 1917 года в соборе отслужена божественная литургия по случаю Кавалерского праздника обладателей наград во имя св. Великомученика Георгия Победоносца. Этот праздник отмечался ежегодно по всей территории Российской империи. После молебствия состоялся парад. В нем участвовали: знаменная сотня запасного полка из георгиевских кавалеров с георгиевским войсковым знаменем, взвод местной команды из георгиевских кавалеров, сотня запасного полка при войсковом хоре трубачей и взвод местной команды. После парада для георгиевских кавалеров устроен традиционный обед.

Голод в Уральской губернии начал о себе давать знать уже в 1921 году, а апогей его пришелся на первую половину 1922 года. Государственные органы начали изъятие церковных ценностей.
Губернской комиссией по изъятию церковных ценностей в мае 1922 года конфискованы 40 серебряных «предметов» общим весом 2 пуда 31 фунт 64 золотника.
Первые сведения о сокрытии церковных ценностей появились в прессе 25 мая. Сообщалось, что при проверке наличия имущества в Александро-Невском соборе в Уральске обнаружена недостача «Евангелия с серебряными крышками». Комиссия арестовала священника о. Василия Иоанновича Полозова. На допросе священник сознался, что спрятал Евангелие. Далее при тщательном обыске храма найдены: «евангелие, спрятанное за иконами на третьем ярусе иконостаса. В печке зарыто в золе потир с принадлежностями, звездицу, дискос и тарелочки. За иконой было
спрятано серебряное кадило. В шкафу у старосты лежали серебряные ризы, снятые с икон. Одна такая же риза была найдена в алтаре вложенной в стену, откуда риза была извлечена с большим трудом». На самом деле это событие произошло 11 мая и неизвестно почему этот факт обнародован с задержкой в две недели.

В соборе изъяты «40 предметов, весом 4 пуда 31 фун. 64 зол. серебра, 2 камня хризолита и 1 аметист».

Приговором № 87 от 23 июля 1922 года Уральский губревтрибунал приговорил священника Полозова Василия Иоанновича к трем годам лишения свободы, а священника Скопина Кронида Иеремеевича к двум годам условно.

16 февраля 1929 года газета «Красный Урал» опубликовала подборку заметок под заголовком «Нам нужны дома культуры. Отдайте нам церкви, мы устроим в них прекрасные клубы». Железнодорожники предлагали Храм Христа Спасителя превратить в кинотеатр, Александро-Невский собор в общесоюзный городской клуб, дом культуры или театр.

9 апреля 1929 года в той же газете новая подборка – «Против мракобесия – за культуру!». На собрании рабслужащих решено организовать летний сад в ограде Александро-Невского собора, «почти пустующий Невский собор под клуб».

«Невский собор посещают только десяток старух и само здание не ремонтируется, а, наоборот, изнашивается».

Профсоюз совторгслужащих на своем совещании в конце декабря 1929 года поднял вопрос о передаче собора «для ведения в нем культурной работы».

13 января 1930 года газета «Красный Урал» высказала предложение передать собор под курсы по подготовке строительных рабочих, в котором предлагала разместить 300 человек. В тот же день были сброшены колокола.

В мае 1933 года власти решили разместить в здании собора национальный театр. Из областного бюджета выделили средства для сноса колокольни и изменения фасада. 31 декабря состоялось торжественное открытие театра. Строительные работы не были окончательно закончены и продолжались почти до пожара в сентябре 1938 года. Пожар начался в костюмерной. Длился он несколько дней. Местные власти решили разобрать стены собора. Работы продолжались до весны 1939 года. Была расчищена площадь. В июне решили уже на республиканском уровне установить здесь памятник В. И. Чапаеву. Местным скульптором-самоучкой Шамсутдиновым Х. изготовлен бюст.

В настоящее время там установлен памятник писателю Ж. Молдагалиеву.

Помимо упомянутого священника Полозова В. И. в разное время советской властью репрессированы священнослужители, служившие в нем до 1918 года:

Калистратов Павел Семенович постановлением тройки УНКВД по Западно-Казахстанской области от 30 декабря 1937 г. на основании ст. 58-10 ч. II УК РСФСР приговорен к лишению свободы с содержанием в исправительно-трудовом лагере сроком на 10 лет.

Кулаков Иван Леонтиевич. 17 сентября 1922 г. Уральским губревтрибуналом обвинен в сокрытии церковных ценностей. Осужден к двум годам лишения свободы.

Пискулин Иван Николаевич. 1 декабря 1937 г. заседанием тройки при УНКВД по Западно-Казахстанской области приговорен по ст.ст. 58-10, 58-11 УК РСФСР к высшей мере наказания – расстрелу.

Скопин Кронид Еремеевич. 23 июля 1922 г. решением Уральского губрев-трибунала приговорен к 2 годам условного заключения за воспрепятствие изъятию церковных ценностей. 10 сентября 1931 г. постановлением тройки при ПП ОГПУ в Казахстане выслан на 5 лет в Западную Сибирь. Срок отбыл полностью. 1 декабря 1937 г. решением тройки УНКВД по ЗКО на основании ст. 58-10, 58-11 УК РСФСР приговорен к высшей мере наказания – расстрелу.

В память о соборе остался Сиреневый садик, выросший на его месте, и два артефакта, волею судеб сохранившихся в Спасо-Преображенской кладбищенской церкви.

Первый – это красивая Казанская икона Божьей матери, поднесенная в дар только что построенной Спасо-Преображенской церкви. На окладе имеется соответствующая надпись. Второй – необычный, большой крест, стоящий за кануном (стол, на который ставят поминальные свечи). Он представляет собой нераспятого Иисуса Христа, также из почти полутора десятка икон, отображающих главные православные праздники. Крест этот предположительно находился в левом Богоявленском приделе собора.

Благодаря постройке этого храма, уральские обыватели между собой Михайло-Архангельский собор стали называть «Старым».

11 сентября 2020 года Александро-Невский собор в Уральске отметил бы свое 170-летие.

Автор: Владимир Кутищев
Фото автора

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top