Александр Тен: Чем больше оружия в руках у граждан, тем меньше преступности

25 октября 2016
0
1323

Фото: nashbratsk.ru

Специалисты считают, что поправки МВД в закон об оружии мало связаны с борьбой с терроризмом и экстремизмом и направлены против законопослушных граждан.

После терактов в Актобе и Алматы в Казахстане решили ужесточить закон об оружии и ввести для законопослушных граждан ограничения по количеству и калибрам разрешенного охотничьего огнестрельного оружия. Если сейчас на руки можно оформить 10 единиц оружия — пять нарезное и пять гладкоствольное, то с введением нового закона будет выдаваться по два, итого 4 единицы. Это вызвало большой резонанс среди профессиональных охотоведов и охотников. Председатель правления Национальной стрелковой ассоциации Казахстана Александр Тен считает, что данная инициатива имеет репрессивную направленность и ограничивает права законопослушных граждан, а предлагаемые МВД меры мало связаны с борьбой против терроризма и экстремизма.

— Александр Эрикович, что вы хотите от нового закона?

— Как максимум снять любые ограничения по количеству и по калибрам и, как минимум, оставить все как есть, то есть выдавать на руки пять нарезного и пять гладкоствольного оружия. Существующий закон и так хорош, надо просто работать над его исполнением. Если у человека есть возможности приобретать оружие, платить за это большие налоги, то почему его нужно ограничивать? Не надо загонять людей в серый рынок, иначе они будут приобретать оружие для себя, а записывать на своих родственников, как это уже было в недавнем прошлом, когда работала норма «2+2». Это распространенная практика, поэтому возвращение к старому не имеет смысла, в доме все равно будет находиться более 4-х единиц оружия, но граждане будут искусственно вытолкнуты во внеправовое поле, будут стрелять из этого оружия, охотиться и какие будут последствия, еще неизвестно.

В развитых странах – Германии, Чехии, Швейцарии, Норвегии нет ограничений по количеству и калибрам охотничьего огнестрельного оружия, но есть жесткие запреты на автоматическое боевое оружие. А в России гражданин имеет право владеть 17-ю единицами огнестрельного оружия, 10 из которых – охотничье, 5 – спортивное огнестрельное с нарезным стволом, 2 – огнестрельное оружие ограниченного поражения.

— Ограничения по количеству оружия еще можно понять, но зачем вводить ограничения по калибру?

— Нам тоже это совершенно непонятно, этого ни в коем случае нельзя допускать. К примеру, охота на крупного марала и мелкого сурка не может вестись из одного вида оружия, иначе это обернется потерей раненного крупного животного, которое сможет уйти далеко и погибнуть, если стрелять его мелким калибром. Или обернется полным уничтожением более мелкого животного при охоте на него с оружием с крупным калибром. Кроме того, охота в высокогорье сильно отличается от охоты в степи или загонной охоты в лесу и тугаях.

В целом набор поправок в принципе неплохой – это и доступ к информации, и создание антитеррористических центров, и работа разведки, и все остальное. Но изменения касательно сокращения и ограничения права владения законопослушными гражданами охотничьего огнестрельного оружия с 10 единиц до 4-х затрагивают интересы большой группы законопослушных граждан – владельцев оружия, охотников, предпринимателей. Получается, в данной редакции законопроект имеет репрессивную направленность и ограничивает права законопослушных граждан, а предлагаемые меры мало связаны с борьбой против терроризма и экстремизма.

Безусловно, мы разделяем нацеленность МВД на борьбу с этим злом, на повышение общественной безопасности, но нам не ясна логика инициаторов поправок, мы не видим четкую и конкретную аргументацию, доказывающую целесообразность этого шага, который ни статистически, ни логически не обоснован.

— Ну, инициаторы поправок как-то же обосновывали свою позицию.

— Основным их доводом служит то, что если у человека имеются 10 единиц оружия, то он на законных основаниях сможет вооружить десять человек. Но такие опасения не имеют под собой почву. Если мы посмотрим на историю терактов, в том числе двух последних в Казахстане, то увидим, что террористы в основном используют либо армейское оружие, либо полицейское, которое было захвачено. Гражданского оружия здесь нет.

Во-вторых, тот, кто приобретает оружие в нашей стране, — самый прозрачный человек для системы, так как он полностью представляет все необходимые справки как минимум раз в пять лет. Если, допустим, он приобретает 10 единиц оружия, то он это делает 10 раз. Естественно, он приобретает оружие не за один день, а поэтапно и, получается, что на протяжении 10 лет и каждые пять лет он ежегодно приносит в МВД справки и дает о себе всю необходимую информацию для того, чтобы своевременно продлевать лицензии на приобретение оружия. Поэтому нам непонятно, почему МВД хочет ограничить в правах такое количество людей, и непонятно, почему один человек может легально вооружить десятерых террористов, тем самым подставив себя под статью, ведь за передачу оружия чужому человеку предусмотрена уголовная ответственность. И почему эти 10 террористов не могут легально купить для себя 4 ствола еще до совершения теракта, если предположить, что легальное оружие будет использоваться в терактах. История не знает таких примеров, когда легальное оружие использовалось бы в терактах.

— В мире или в Казахстане?

— Вообще. Даже в кино такого нет. Оружие проходит баллистическую экспертизу. Если ваше оружие, к примеру, где-то стрельнуло, и из него извлекли пулю или гильзу, на вас обязательно выйдут. И неважно, где вы в этот момент находились, где ваше оружие находилось. Но если это оружие нелегальное, никто никогда его не найдет.

Если говорить об участии оружия в массовых беспорядках или терактах, я могу вам сказать так. Наиболее яркий пример — майдан в Украине. В Киеве проживают 330 тысяч владельцев огнестрельного гражданского оружия, и ни один этот ствол не стрелял там. Даже в момент революции. Почему? Потому что владельцы оружия народ законопослушный, они знают, что за любую провинность у них могут сразу же отозвать лицензию и изъять оружие. А за это оружие заплачены серьезные деньги, процедура получения разрешения на оружие не из простых и не из легких, поэтому человек просто так не будет нарушать закон, имея на руках это оружие.

— В Актобе же террорист зашел в оружейный магазин. Может, по оружейным магазинам надо ужесточить закон?

— Что касается оружейных магазинов, то определенные изменения в некоторые законодательные акты уже значительно усилили их работу. Всё оружие, которое продается у них и стоит на витрине — закреплено и к тому же деактивировано и если вдруг налетчики захватят его, то все равно ни один ствол не стрельнет. Кстати, если вы видели видео по Актобе, когда эта толпа пыталась стрелять из этого оружия, то могли заметить, что оно не стреляло, хотя они патроны туда воткнули, потому что оно было деактивировано.

— То есть оружие надо не просто купить, но и активировать?

— Естественно. Во-первых, в магазине вам на руки дадут его посмотреть только в том случае, если у вас есть разрешение. Это разрешение дает МВД, и его наличие говорит о том, что вы адекватный человек, не наркоман, не психопат, прошли психоневрологическую экспертизу и так далее. То есть система там довольно сложная.

Придя в магазин, вы выбираете себе оружие, и когда вы за него заплатите, продавец магазина идет в сейф, достает оттуда ту деталь, которая деактивирует это оружие и активирует вам его, если он продает оружие с витрины. Но обычно оружие, которое готово к применению, хранится в совершенно иных условиях, а иногда даже в другом месте.

— А если это место будет доступным?

— Оно недоступно по одной простой причине: там условия хранения такие же, как в армейских частях, усиленный сейф и все остальное. Но важно другое.

Помните, у нас два года назад в законодательном порядке запретили травматическое оружие? Мы тоже боролись против этого, говорили, что нельзя изымать травматическое оружие у законопослушных граждан, при этом ничего не делая с травматическим оружием, которое находится в руках у преступника. Вы знаете, из какого пистолета убили в Актобе продавца оружейного магазина? Из травматического. По логике вещей, после законодательного запрета на травматическое оружие, его у нас не должно быть. Вообще не должно быть! Закон подписали – и нету, закон подписали – и нету! А оно есть, оно стреляет и стреляет в законопослушных граждан. Если у продавца был бы травматический пистолет, возможно, на него не напали бы. А ведь на выкуп легального травматического оружия потрачено два миллиарда и в итоге ни к чему хорошему не пришли, преступность, как была, так и осталась. Даже хуже сделали.

У наших продавцов оружейных магазинов вообще никакого оружия при себе нет, ни гражданского, ни травматического, и это как минимум неправильно. В США и во многих странах Европы у продавцов оружейных магазинов имеется оружие и это нормально, так должно быть. Если продавец продает оружие, значит, он адекватен и умеет им пользоваться, так почему ему нельзя защитить себя и оружие, которое он продает?

— После июньских событий в Актобе разработчики законопроекта намерены установить запрет на размещение оружейных магазинов в жилых домах, на территории спортивных, развлекательных, транспортных, торговых объектов, гостиниц, рынков и так далее. Как вы думаете, есть в этом необходимость?

— Во-первых, случай с оружейным магазином в Актобе произошел не из-за того, что он находился в жилом доме, а из-за неподготовленности охранного персонала, недостаточной технической оснащенности магазина, недостаточного взаимодействия с правоохранительными органами. Международная практика показывает, что на оружейный магазин могут напасть в любом месте, независимо от того, где он расположен. У меня знакомый живет возле оружейного магазина и он, наоборот, говорит, что у них там есть своя охрана, и им, жильцам, спокойнее от этого.

Во-вторых, нападение на этот оружейный магазин можно было бы признать несостоявшимся, потому что оружие, которое захватили террористы, было деактивировано. Правда, в одном из магазинов оно было не деактивировано и его частично смогли использовать нападавшие, но это проблема самого магазина, они не соблюдали инструкцию.

В-третьих, нужно просто проверять магазины на соблюдение законов, вот и всё.

— Не знаю, как в других наших городах, но в Алматы у всех оружейных магазинов дежурят полицейские.

— Это пожарная мера, нам не нужно, чтобы охотничьи магазины охраняли. Более того, невозможно 24 часа в сутки находиться в состоянии полной боевой готовности. Я часто хожу в оружейные магазины и вижу, что сотрудники полиции, которые там сидят в своих машинах, не только магазины, себя защитить не смогут в случае нападения. В жару, к примеру, их машины открыты, они лежат в расслабленных позах на заднем сиденье. Невозможно человеку постоянно находиться в тонусе в том режиме, в котором они дежурят. Вы же знаете, что на посту человек должен находиться не более двух часов, поэтому они расслабляются, у них теряется бдительность. Если террорист отобрал автоматическое оружие на посту возле ДВД, то о чем можно говорить, когда полицейский находится в машине?

— Сколько всего оружейных магазинов в Казахстане и в частности в Алматы?

— По Казахстану не могу сказать, а в Алматы, думаю, не меньше десятка.

— Каков порядок приобретения огнестрельного гражданского оружия? Может ли его купить любой желающий?

— Я бы сказал так, у любого желающего есть право, другое дело, что не каждый хочет и может воспользоваться этим правом. Если на вас судимость, если вы стоите на учете в наркодиспансере, если у вас проблемы с психикой, если вы не сдали экзамен по безопасному обращению с оружием, вы не сможете его приобрести. Владение огнестрельным оружием – серьезная головная боль, и не каждому это нужно.

— Кто в Казахстане покупает огнестрельное оружие?

— В первую очередь охотники, потом спортсмены, потом те, кто хочет приобрести его для самообороны. Когда криминогенная обстановка ухудшается, люди начинают приобретать оружие для того, чтобы оно дома было. Но по сравнению со многими странами, у нас процент владеющих огнестрельным оружием довольно низкий. Это и не хорошо, и не плохо.

— Вам не кажется, что, выступая против ограничения количества оружия, вы тем самым даете возможность террористам легально выкупить оружие и вооружить своих пособников?

— Это абсурд. Во-первых, мы не голосуем за то, чтобы оружие продавалось на каждом углу, бессистемно и бесконтрольно. Как я уже сказал, сегодня оружие купить сложно, а его хранение и использование еще большая сложность. Во-вторых, к этим гражданам в любое время могут зайти участковые и проверить. В-третьих, международный опыт говорит, чем больше оружия в руках у граждан, тем меньше преступности.

Один из депутатов спросил меня: «Неужели ты хочешь, чтобы у нас было как в Техасе? Я хочу, чтобы у нас было как в Швейцари»… Я ответил: «Швейцария наиболее вооруженная страна, 50 процентов ее населения владеют огнестрельным оружием, причем не гражданским, а армейским». В том же Техасе на сто тысяч населения приходится всего три убийства. В Казахстане — девять и это с нашей статистикой, когда убийство не считается убийством, если человека пырнули ножом, а он умер через сутки в медучреждении.

Вы знаете, чем обычно вооружаются преступники во всем мире? В основном армейским оружием. Никто не вооружается, покупая это оружие в оружейном магазине. Армейское оружие либо воруют, либо нападают на склады армейского хранения. А у нас как можно ограбить 300 тысяч человек, имеющих оружие, чтобы вооружиться? Это нереально.

Мы выступаем за лицензируемое, строгое, но реальное право на приобретение короткоствольного оружия гражданами. Наша позиция – право на оружие. Не обязанность, не свободная продажа, а право!

(Источник: zakon.kz)

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top