«Актером я был всегда…»

18 марта 2021
0
1143

Молодой, талантливый, креативный актер драматического театра имени А.Н. Островского Алексей Егоров известен в театральной среде. Зритель ждет его яркого появления на сцене.
В любом образе он максимально гармоничен и всякий раз по-настоящему проживает жизнь своего героя на сцене. Для него нет маленьких и больших ролей. Каждая – судьба.

А между тем у Алексея нет профессионального актерского образования. Хотя в Самарскую академию искусств, на факультет «Режиссер народного театра», он поступал и даже проучился там два года. Но не закончил. Не потому что началась пандемия, просто решил, что все то, что ему нужно знать об актерской профессии, он уже понял, а лишнего не надо. Своими настоящими учителями считает своих же коллег по цеху, с которыми бок о бок работает на сцене уже около 12 лет. Называет их мастерами, а себя скромно подмастерьем.

– Алексей, как Вы стали актёром?

– Артистом, наверное, я был всегда. Не зря же мои родители и моя бабушка, всякий раз мне выговаривали с некоторой укоризной: «Ну, ты артист». Я любил дурачиться, веселить, мне это нравилось. И уже тогда у меня, можно сказать, был свой зритель. Это мои друзья, ради которых я, собственно говоря, и старался. Их веселили мои выходки, да и родители всякий раз улыбались, глядя на мои выкрутасы. Правда после окончания школы я поступил в университет, факультет русского языка и литературы. Во-первых, там был грант, а учиться мне хотелось бесплатно. Во-вторых, всегда любил литературу и Слово. В нем действительно великая сила. Оно может вознести до небес и больно ранить, может заставить совершать невероятные поступки, на которые, казалось бы, человек был не способен. В этом и есть его Великая мощь.

С пятого класса стал посещать поэтический кружок в Центре внешкольной работы. Затем записался в театральный кружок, его вел Андрей Уразов. Позже он посоветовал мне начать заниматься в детской театральной студии, которой руководила режиссер театра Оксана Малуша. В 2009 году я пришел пробовать свои силы. Помню, прочитал стихотворение собственного сочинения. До сих пор не знаю, понравилось оно или нет, но в студию меня взяли, а совсем скоро я стал участвовать в постановках. Первый спектакль, где я был задействован «Счастливый день». День премьеры для меня действительно счастливый, потому что мне тогда доверили играть сразу две роли.

– За 12 лет Вы играли во многих спектаклях, но самая удачная роль?

– В спектакле «Цианистый калий… С молоком или без?» играю жуликоватого, страшноватого, но жутко обаятельного персонажа Льермо. По моему, он у меня получился именно таким, каким я хотел его показать зрителю. Человек не может быть на 100 процентов добрым или злым, простым или хитрым. Обычно столько всего намешано, что пойди с этим разберись. В «Женитьбе» Гоголя играю 70-летнего старичка. Надеваю парик, усы, делаю грим старого лица, нашел определенную манеру, передаю характер. Это небольшие роли по своему объему, но яркие и они западают в душу зрителя. У меня иногда спрашивают, кого сложнее играть, добряка или злодея? Тут нет вопроса «сложнее». У всех персонажей свои тонкости, которые нужно выявить. Всегда непросто на начальном этапе, когда ты ищешь, когда режиссёр пытается из тебя что-то слепить, а ты, стараясь понять, чего он хочет, находишься в подвешенном состоянии. А как только находишь основные ноты персонажа, его суть, понимаешь его походку, манеру говорить, голос, – всё начинает получаться. Но интересней играть, конечно же, отрицательных персонажей. Потому что у них подоплёка более сложная.

– А как насчет сказок?

– Сказки дают возможность пробовать себя. И тут тоже нужно постараться. Взять хотя бы Бабу Ягу. Сколько их всего? Не перечесть. А у меня она своя. Ведь нужно не просто нарядиться в живописные лохмотья и, приделав «нос крючком», перевоплотиться в очень странный образ. Баба-Яга становилась пробой актерского мастерства для многих артистов. Каждый пытается создать свой характер для этого персонажа – от откровенно страшных до милых и даже кокетливых. Мою ни с какой другой не спутаешь. Вообще, какого бы ты персонажа ни играл, уже давно всем известного, он будет именно твой. Потому что в нем твоя частица, без этого никак. А на сцене ты уже не ты. Даже писатели, создавая какой-либо персонаж, уже не сами описывают героя в тех или иных обстоятельствах, он сам ведет руку писателя. Уже полноценно живет своей жизнью и говорит сам за себя. На сцене то же самое, герой сам знает, что он делает. Тебе нужно лишь не противиться, а «отпустить», дать ему волю.

– Зависимая профессия: от текста, режиссера, художника, костюмера, партнеров…

– Безусловно. Но это еще и самая свободная профессия. У артиста есть единственный инструмент, на котором он работает, – он сам, и этот инструмент должен быть в состоянии постоянной готовности. А для этого артист должен быть внутренне свободен.
Актерская работа идет 24 часа в сутки. Я все время наблюдаю за собой, за тем, как реагирую на те или иные события. И стараюсь любую ситуацию обратить на пользу работе.

– Для Вас важна реакция зрительного зала?

– Естественно. Но в зал я никогда не смотрю. Я просто живу на сцене, а зрители за моей жизнью наблюдают. Еще слышу реакцию, те же аплодисменты, чувствую энергетику, которая идет оттуда к нам. И даже если что-то перед спектаклем не заладилось, все мы люди, могут быть и неприятности, то с первых минут на сцене я преображаюсь и забываю обо всем. И это благодаря поддержке зрителя, который смотрит и не просто верит тебе, а сопереживает, проникается твоими чувствами. Мы одно целое, дополняем друг друга.

– Вы продолжаете учиться у своих коллег?

– Да. Благо мне повезло с учителями. В 2009 году, когда только пришел в театр, я стал как губка впитывать все, что видел. И продолжаю до сих пор. Мне есть у кого и чему учиться. Каждый актер нашего театра – личность. Я смотрел, как они учат роли, как что-то подчеркивают в распечатках текста, ставят акценты, делают наброски. И стал работать как они. К примеру приноровился переписывать свою роль, так проще запомнить и вникнуть в образ.

– Переживаете, когда идет распределение ролей.

– В принципе для всех актеров это тревожный момент. Актер хочет получить ту или иную роль, как ему кажется заслуженно. И поэтому волнуется. Но в нашей труппе не так много артистов, так что обычно в обиде никто не остается. Я лично считаю: какое бы распределение ни провел режиссер, он сделает правильно. Спектакль – его детище, и режиссер старается, чтобы он получился красивым и талантливым. У него есть на это свой взгляд. От того как будут распределены роли, зависит и успех. Хотелось бы чтобы постановку мог оценить не только наш зритель. А мы, к сожалению, мало выезжаем. Гастролей практически нет. А ведь когда-то театр объездил весь Советский Союз, от Чечни до Владивостока. И его тепло принимали, аплодировали игре артистов. Уральский театр имени А. Н. Островского в числе лучших. Но мы теперь выезжаем в лучшем случае в Атырау и Актобе.

– Как театр переживает карантин?

– Мы работаем, но не в полную мощь, зал полупустой. Плохо и нам и зрителям. Режиссер и актер театра Руслан Джумахметов организовывал чтение стихов онлайн. И это было интересно. Мы читали стихи Абая к его 175 летию, других поэтов и писателей. Я сам завел страницу в инстаграм, где также читаю стихи и выкладываю их.

– Получается, что в школе вы так и не работали?

– Нет, в школе я так и не работал. Но меня довольно часто приглашают на какие-то конкурсы, связанные с литературой, в состав жюри. Я с удовольствием принимаю предложения. Мне интересно работать с детьми. Может быть когда-нибудь, имея за спиной огромный жизненный опыт, я стану учить детей. А еще хотелось бы вести театральный кружок или что-то в этом роде.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top