Ах, лето красное…

13 июля 2017
0
255

Многое изменилось со времен Пушкина, а слова, которые он произнес почти двести лет назад, мы повторяем каждый год: «Ах, лето красное! любил бы я тебя, когда б не зной, да пыль, не комары, да мухи». Особенно это касается комаров. В этом году прямо-таки библейское нашествие маленьких гнусных кровопийц. И плевать они хотели на двадцать с лишним миллионов, которые выделили на их уничтожение.

Потому что все-таки любым делом должны заниматься специалисты, а не те, кто предлагает сделать это дешевле. И делать это надо вовремя.

«Бродячие» комары и зелёные листочки

А комары, коль уж «встали на крыло», то тут их хоть долларами осыпь, все равно кусать будут. На то они и комары, как справедливо (и довольно цинично) заметил один чиновник – подумаешь, ужалят. Не собаки ведь…

Кстати, о несчастных собаках. Если посчитать, сколько средств было выделено на уничтожение бродячих животных, то их всех можно было бы стерилизовать и решить эту проблему раз и навсегда. Но сколько ни бьются защитники животных – на гуманное дело денег нет. Милое дело – осваивать бюджетные миллионы там, где результат оценить практически невозможно. Уничтожение комаров, бродячих животных, озеленение…

Озеленение – весомая статья бюджетных расходов. 154,5 миллиона было выделено в 2015 году, 166,4 – в 2016 и 140 в 2017-м. Сумма огромная, а город в жару – как раскаленная сковорода. Где все эти десятки тысячи саженцев, высаженных за последние годы и десятилетия? В жару народ жмется в тень уцелевших старых деревьев. Даже в сквере имени Жубана Молдагалиева (Сиреневом садике) лишь несколько старых деревьев дают тень. От чахлых кустов изросшейся сирени и полузасохших сосен толку мало. Большинство скамеек пустуют, потому что тень до них не доходит.

По той же причине пустуют скамейки и на городском бульваре (бывшей Театральной улице). Стоят они нагретые среди раскаленной брусчатки, солнце палит, тени не найдешь. Не присядешь и возле Казахского драмтеатра – скамейки есть, деревьев нет. Цветники – это, конечно, красиво, но тени они не дают и деревьев не заменят.

Абсолютно «голым» остался Дом Карева – и со стороны проспекта, и со стороны улицы его имени нет ни одного дерева, если не считать посаженных несколько лет назад сосен, которые высохли и погибли.

Кстати, почему излюбленным для высадки видом деревьев у нас в городе стали сосны и ели? Хвойным породам вообще тяжело в городских условиях, а у нас еще и климат для них неподходящий. Липам, кстати, тоже в городском микроклимате несладко. Помнится, старый лесничий Иван Савинков рассказывал, как в 1949-м году от Уральска в сторону Серебряково хотели высадить дубы. Но, несмотря на все усилия, дубки через два года погибли. Только опытным путем, учитывая состав почвы, было выяснено, что наиболее перспективными для нашей местности являются вяз, ясень, тополь, и только местами приживаются береза, дуб и липа. А у нас несколько лет назад дубы, липы, ели и каштаны (привезенные аж из Германии) высадили на самой загазованной центральной улице, к тому же почти закатав в асфальт. Называлось количество высаженных деревьев: по 60 саженцев дубов и лип, 50 – каштанов, довольно взрослые ели. Кто-нибудь считал, сколько из них еще живы? Стоят эти породы деревьев недешево, тем более, если везти их из такого далека. Но может в этом-то и дело – как можно больше освоить бюджетных денег? И каждый год «осваивать» сотни миллионов тенге. А если бы все, что посажено (по крайней мере, по отчетам) принялось и росло? Дерево ведь не цветок, оно живет минимум полвека. Тем не менее, в отчетах значится: приживаемость 80-90 процентов.

«Гарантия, которую дают озеленители – два-три года. Если дерево за это время не погибло, считается, что оно прижилось, – объяснил мне специалист в этой отрасли, просивший не называть его фамилию. – Поэтому первое время за деревом стараются ухаживать, а потом можно на это место высаживать новое. Главное – освоить деньги».

«Чиновники заинтересованы в том, чтобы озеленение велось постоянно, но «озеленяют они, видимо, не столько город, сколько себя», – сказала, позвонив в редакцию, одна из наших читательниц.

Если сложить все суммы, которые ежегодно выделяет бюджет на озеленение и те сотни тысяч саженцев, которые ежегодно высаживают (во всяком случае, по отчетам), цифры получатся умопомрачительные.

Деньги выделяют не только на высадку новых деревьев, но и на санитарную обработку старых – выпиливание сухих веток, выкорчевку старых деревьев. Оказывается, спилить одно дерево стоит немалых денег. А еще – уход, полив…

Так что каждый зеленый листочек на выжившем дереве – это, можно сказать, конвертируемая «зеленая» валюта.

Справедливости ради стоит сказать, что многим нравится и брусчатка, в которую заковали город, и широкие площади, и, конечно, цветники (тут, как говорится, результат налицо). И только старожилы тоскуют по тем временам, когда улицы Уральска превращались летом в зеленые тенистые тоннели.

Я родилась и всю свою жизнь (а мне уже под 70 лет) живу в Уральске, здесь жили мои дедушки и бабушки, а мои родители в 50-х годах прошлого века озеленяли и благоустраивали этот город. Родителей уже нет в живых, но деревья, посаженные ими и их сверстниками, еще живы и дарят прохладу и уют нам, их потомкам. Но, увы, в последнее время я с грустью замечаю, что в городе все чаще спиливают здоровые и красивые деревья, и зелени остается все меньше. Я предлагаю чиновникам пройтись по улицам города пешком в жаркий июльский полдень» – пишет нам одна из жительниц Уральска.

В журнале «Огонек» в 1976 году писали, что на каждого жителя Уральска приходится 20 квадратных метров зеленых насаждений – больше, чем в Париже и Лондоне. Тогда не было тендеров, госзакупок, и не знали таких слов, как аффилированные фирмы, откаты и прочее. А собаки, комары и деревья ведь ничего не скажут, сколько на них денег ни трать.

Спасибо, сторона родная, за твой врачующий простор

Но никакие комары не могут отменить летний отдых, тем более школьные каникулы. Детские лагеря – «Дарын», «Атамекен», «Евразия», «Самал» – пользуются популярностью у детей и родителей, хотя отдых в них платный. Все они расположены в живописных уголках нашей природы, на берегах рек и озер. Отдых включает разнообразные развлекательные, спортивные и познавательные мероприятия, экскурсии и туристские маршруты.

Военно-спортивный палаточный лагерь «Кайсар», несмотря на строгую «армейскую» дисциплину, нравится мальчишкам, многие из которых из не очень благополучных семей. Но все-таки это стационарный, хорошо оборудованный лагерь.

А ребята из 26-й школы сами и место для бивуака выбирают, и палатки ставят, и обслуживают себя полностью. Их спортивно-трудовой лагерь называется «Омеговский экстрим». В этом году отдыхали в палатках на озере Песчаное в районе Янайкино.

– Это название дали сами ребята еще шестнадцать лет назад, – говорит учительница физкультуры СОШ №26 Екатерина Анатольевна Авдеева, которая этим летом выезжала вместе с детьми. – Время было тяжелое, родителям было не до детей, и тогда учителя нашей школы Нина Александровна Еремейчева и Екатерина Баталовна Нурмашева предложили эту идею – вывезти ребят за город, чтобы они пожили в экстремальных условиях. Гороно эту идею поддержало, и наши учителя собрали детей и выехали в район Акжаика. В голой степи, на берегу маленького озера разбили лагерь. Туристского инвентаря не было, но был энтузиазм воспитателей и желание ребят испытать себя. С тех пор уже не одно поколение наших школьников выезжает в разные уголки нашей природы – это стало традицией. За это время «Экстрим» потихоньку приобретал туристский инвентарь (теперь у нас есть и палатки, и пологи, другое снаряжение), а дети – навыки настоящих туристов.

– В этом году решили разбить лагерь на озере Песчаное, в районе Янайкино. Сами его оборудовали: установили палатки, натянули полог, оборудовали кухню, соорудили столы, привязали к дереву спортивный канат, – рассказывает куратор школы Елена Бажанская. – Купались, ловили рыбу, устраивали спортивные соревнования, конкурсы. Недалеко от нас ребята из географической группы нашей школы тоже разбили свой лагерь. Они изучали окружающую растительность, глубину озера, чистоту воды и делились с нашими ребятами своими открытиями. Оказывается, питают это озеро шесть родников, которые бьют в середине. Максимальная глубина озера – шесть метров, вода чистая, прозрачная.

Учителя школы считают, что такая туристская жизнь не только закаляет ребят физически и учит навыкам туриста, но и воспитывает любовь и бережное отношение к природе.

– Даже несколько дней, проведенных наедине с природой, вдали от компьютеров и смартфонов – это та романтика, которой лишены современные дети. Там они видят рассветы и закаты, звездное небо, горизонты – то, что называется родиной и что остается в памяти и душе навсегда, – говорит Елена Ильинична Бажанская.

Даже полчища комаров и испортившаяся погода, когда пошел дождь и ветер рвал палатки, не испортила этого праздника. Уезжая, ребята не оставили на месте своего бивуака ни соринки: все за собой убрали. «Оставили все, как было», – отчитались они перед местным лесником.

Фото предоставлено СОШ №26
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top