А также их родители…

11 сентября 2014
0
377

Если честно заходить в темные дома и квартиры таких семей я побаивалась – контингент такой… Диагноз у непутевых родителей неизменно один: «алкоголизм». Инспектор по делам несовершеннолетних Ирина Давыденко заходит в них смело, привыкла. По ходу объясняет: «Тех, кого еще не лишили родительских прав, скорее всего, скоро лишат, иначе нельзя. Жить в таких условиях, нормальный человек, а тем более ребенок, не должен».

Машина Ирины Давыденко в очередной раз останавливается прямо напротив просевшего и покосившегося от старости и невеселой жизни дома. Впрочем, не ухаживают тут не только за ним, но и за детьми, их всего 8. Проникнуть во двор сразу не получается, калитка заперта. Приходится, изловчившись, сначала протиснуть руку, затем с трудом поднять крючок. У Ирины опыт есть, редко кто из ее «подопечных» по собственной воле пускает ее на свою территорию. Неблагополучие бросается в глаза сразу. Его, как известно, спутать ни с чем не получится, слишком специфичный запах и захламленный вид. Заснятое детское горе я до этого видела на фотографиях, которые показывала мне она, как раз сделаны были в этом доме. На переднем плане заплаканные дети, грязная плита с почерневшими от копоти кастрюлями, пустой холодильник и кучи вещей. Кое-что из детской одежды привезла она сама. Обращалась к сотрудникам принести у кого что осталось от повзрослевших детей.

В этот раз застать хозяев не получилось. Как объяснила соседка, они переехали на какую-то дачу. Возможно, сюда не вернутся, потому что дом съемный.

– По данному адресу я езжу постоянно, – оглядывая двор, рассказывает Ирина. – Знаю и хозяйку и ее вечно пьяного сожителя, отца детей. Картина всегда одна и та же. Разговоры на тему родительской любви и заботы не помогают, они по-прежнему пьют, поэтому придется принимать меры. Скоро зима, дом без газа, у детей нет теплых вещей. Отрывать мать от ребенка не хочется, но, видно, дети ей не нужны. Смотрите, в каких условиях они живут: грязь, пьянство, нищета. В прошлый раз также были пьяные. Он в пьяном угаре называл свою жену дурой и жаловался на то, что она рожает. Объяснял, что он ни причем и трогать его, а тем более предъявлять претензии не надо. Она с подбитым глазом бродила здесь же. Поняв, что детей могут отобрать, стала объяснять, что если их заберут, ей совсем не на что будет жить, ведь на них она получает пособие. Да и квартиру ей как многодетной матери вот-вот обещают дать.

Через забор еще одна семья, мимо которой Ирина пройти не может. Дети во дворе одни. Самый маленький, обняв за шею привязанную на цепь собаку, смотрит на нас испуганными глазами. Те, кто постарше, через калитку крикнули, что их мама на работе и тут же забежали в дом.

– Самое интересное, что дети в таких семьях, никогда не признаются, где их мать и в каком она состоянии. Они будут всячески выгораживать ее, стараться запутать полицейских. У них какая-то особая любовь к своим непутевым родителям. Но нам хорошо известно, что она нигде не работает и в данный момент пьет где-нибудь.

Следующая неблагополучная семья. Пятилетний мальчишка проживает с бабушкой. Родители у него есть, но она является опекуном. Инспектор сразу определяет, что пожилая женщина навеселе. Ее сын, отец ребенка, пьет. Судьба малыша, как говорит она сама, его не волнует. Мать заимела нового супруга и других детей, о Сереже (так зовут мальчика) теперь слышать ничего не хочет. Бабушка за внуком присматривает, но выпить не против.

– А что в этом плохого, – разводит руками она. – Я за порядком слежу.

– Открывайте холодильник, показывайте продукты, – просит инспектор.

Становится понятным, что из еды дома только сырая картошка, разбросанная по грязному полу.

– Блины собрались делать, – засуетилась бабушка. – А то, что грязно, это не грязно, просто бедно.

Разговор с пожилой женщиной о том же, что и с другими. Инспектор, которой чуть больше 30 лет, терпеливо объясняет пенсионерке, как правильно жить.

– Ну, вы себя не жалеете и свое здоровье, пожалейте детей, – с горечью в голосе говорит она. – Неужели сердце не щемит при виде грязного и голодного внука?

Судя по всему, бабушка не понимает, какие к ней могут быть претензии.

Всего на участке Ирины, а он у нее большой (здесь и район торгового дома «Сity сenter», и Вторая база, и район дач) на учете 68 неблагополучных семей. Хотя бы раз в месяц она должна посетить каждую. А еще есть две школы, в которых она также должна побывать. Выручает, что сама за рулем, да и район уже хорошо знает.

– Вот еще один адрес, – показывая на общежитие, рассказывает Ирина. – Того, кто мне нужен сейчас, здесь нет. В двухкомнатной квартире проживает 22-летняя Оксана. У нее двое маленьких детей. Не так давно она оставила их одних больше чем на сутки. Двухгодовалый Руслан и Яна, которой всего лишь годик, умерли бы с голоду, если бы не открыли горячую воду. Дети затопили соседей, и только тогда на них обратили внимание. Когда вскрыли квартиру, ноги детей были обожжены кипятком. Документы на лишение родительских прав уже готовы.

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top